протоиерей Александр Борисов
Проповедь 2 на Литургии
30 сентября 2009

Фонограмма


 

прот. Александр Борисов 2009-09-27

Во имя Отца и Сына, и Святого Духа!

 

 Есть хорошая традиция – воспринимать рядовое чтение, которое попадает на день ангела, как некое наставление на данный год. Тем более, что каждый год в это число приходятся разные чтения. Они не совпадают. Если в какие-то праздничные дни каждый раз одни и те же чтения, то в одно и то же число в непраздничные дни читаются рядовые чтения, которые зависят от времени празднования Пасхи и дня недели и поэтому, как правило, каждый год чтения разные.

 И в сегодняшнем чтении я хотел обратить внимание, прежде всего, на этот отрывок, который читался сейчас из Послания Апостола Павла к Ефесянам. Это небольшая христианская община, которой Павел пишет наставления. Надо сразу сказать о том, что, когда читаешь послания Павла, то, конечно, всегда приходишь в какое-то потрясающее удивление той глубине, тонкости, богословской изощренности, огромной культуре автора. Ведь все это было две тысячи лет назад! Когда мы читаем какие-то произведения Средневековья, то, как правило, мы обращаем внимание на то, что они сравнительно такие простые, так скажем. А здесь уже имеется высочайшая культура и высочайшая богословская глубина. И, в сущности, послания Апостола Павла, как и Евангелие, а, может, даже еще в большей мере стали основанием для всего христианского богословия и Востока, и Запада. Вот такое потрясающее умение так тонко, и в то же время так точно задевать множество разных проблем. При этом даже в небольшом отрывке у Павла, как правило, встречается множество различных тем. И говорить обо всем, наверное, не следует, поскольку получится очень много этих разных тем.

Поэтому хочу обратить ваше внимание только на то, о чем молится Апостол Павел, молясь за своих учеников из ефеской церкви. Он так и пишет: «Для сего преклоняю колени мои пред Отцом Господа нашего Иисуса Христа». И о чем же он молится? «Да даст вам, по богатству славы Своей, крепко утвердиться Духом Его во внутреннем человеке». Вот удивительное такое понятие «внутренний человек, которое разбирается очень тонко и анализируется мистиками не только Средневековья, но и в двадцатом веке. Есть такой известный траппист Томас Мертон. Недавно изданы его размышления, статьи в переводах, в том числе Натальи Леонидовны Трауберг и других наших замечательных переводчиков, где он говорит именно о внутреннем человеке. Насколько внутренний человек отличается от внешнего, который зависит от общения людей, который зависит от каких-то внешних впечатлений и событий жизни, влияния других и т.д. Внутренний человек, который и есть именно то, что мы есть на самом деле. И Апостол Павел уже это знает, уже об этом говорит. И далее: «верою вселиться Христу в сердца ваши».

 Понятие «сердце» в богословии Павла, конечно, это не просто анатомический орган, это – некий  внутренний человек, самая сердцевина человеческой личности. Это, конечно, не его изобретение. Это уже древняя иудейская традиция, которая говорит: «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, всею душою твоею, всем разумением твоим». И эта очередность, конечно, не случайна. Речь идет о сердце, как выборе направления воли человека. Потому что, многие наши действия, многие наши решения, они принимаются не столько на основании разума, сколько на основании выбора воли. И это центральный пункт человеческой личности, где берет свое начало выбор воли. А потом уже разум как бы подсказывает решения, оправдания тому, в отношении чего выбор уже сделан. И поэтому, в главной заповеди: «Слушай, Израиль, возлюбиши Господа Бога твоего всем сердцем, всею душою, всем помышлением твоим». То есть, на первом месте выбор воли. На втором - выбор души, то есть, эмоциональный выбор. И только на третьем – выбор рациональный, выбор рассуждения, разума. Но все это объединяется вместе, и без этих трех компонентов настоящего отношения любви к Богу человек не может в себе высказать.

И далее эти удивительные слова: «чтобы вы укорененные и утвержденные в любви», то есть это первое условие для того, чтобы человек мог постигать что-то, что Бог ему открывает. «Укорененные и утвержденные в любви могли постигнуть со всеми святыми, что широта и долгота, что глубина и высота». «Со всеми святыми». При этом слово «святость» в христианской культуре первого века радикально отличается от «святости», которая сложилось в понимании последующих веков, в том числе и нашего времени. Потому что «святость» тогда была – именно принадлежность к церкви христианской, отделенность от остального мира. В наше время «святость» понимается как качество редкое, среди людей особенно прославленных, среди героев веры. И нам предлагается так подражать им, причем явно, что они-то святые, а мы – явно нет, непрославленные. И ставятся такие высокие планки, что они для нас являются, скорее, не примером, а лишь направлением нашего жизненного духовного пути. Так вот, «со всеми святыми» - имеется в виду с теми людьми, которые являются членами церкви, которые действительно жизнь посвящают «жизни по Христу, по Евангелию».

И далее: «чтобы постигнуть что широта и долгота, и глубина и высота». На первый взгляд кажется, что это какие-то метафоры, которые не имеют, наверное, за собою определенного содержания. Но это не так. Я недавно читал комментарии к одной соответствующей иудейской традиции, и там совершенно определенно говорится, что здесь под широтой имеется в виду широта любви Христовой. Любви, которая чужда фарисейской узости, узости законничества. Именно широта Христа, широта Его заповеди и Его любви, принимающей нас. Затем долгота. Долгота – это не графическое, разумеется, понятие, а длительность. Лучше даже сказать, постоянность, постоянство и вечность любви Христовой. Далее глубина. Глубина – это любовь нисходит к человеку, где бы он ни находился. Это тоже традиционно. Когда псалом говорит: «Из глубины возвах к Тебе, Господи», то речь идет о «из глубины падшего человека», о человеке, который осознает себя опустившемся на самое дно. И, тем не менее, именно оттуда его извлекает любовь Христа. И, наконец, высота. Высота - это любовь Христа, которая поднимает каждого человека до его небесного достоинства. 

Таким образом, эти метафоры передают весь объем христианской любви, которую человек познает тогда, когда он отвечает на любовь Христову тоже любовью.

 

А вот Евангельское чтение, которое вы сегодня слышали, - одно из самых трудных в Евангелии, для меня лично. Помните, как митрополит Антоний Сурожский говорил так: «Когда вы читаете Евангелие, то отметьте места, с которыми вы абсолютно согласны. И это будут те места, где вы едины с Богом, где вы так же думаете. Да, вот я так же думаю, как и Господь говорит в Евангелии. И места, которые, так сказать, для вас и так, и так - не особенно со всем вы соглашаетесь. И, наконец, места, которые вы не можете принять». Таких мест не много, для меня, скажем. Но они есть. В частности, вот это место, где говорится: «Скажи горе сей, перейди туда оттуда, и она перейдет. И что попросите, обязательно будет вам по молитве». Но мы прекрасно знаем из нашего опыта, что это не так. И мы прекрасно знаем из опыта самого Сына Божьего Иисуса Христа, когда Он молится в Гефсимании и говорит: «Отче, да минует Меня чаша сия». Но вот тут добавление, с которым абсолютно согласно мое сердце, наверно, и ваши сердца, «Не Моя воля, но Твоя да будет».

Вот это как бы другая сторона наставления в молитве, которая дает очень существенное добавление и как бы утверждение в ней. Понимая, что мы часто можем просить какие-то пустяки или что-то, для нас совершенно неполезное, и, быть может, из-за этого или по другой, неизвестной нам, таинственной причине Господь далеко не всегда и не сразу отвечает нам на наши молитвы. Но здесь еще является утешением и другая мысль, которая нередко встречается в богословских книгах сегодняшнего времени, о том, что Бог не всегда исполняет наши молитвы. Но Он всегда исполняет Свои обещания. Если Бог нам чего-то обещает, как обещал Аврааму, Моисею, Сыну Своему, Павлу, то это непременно исполняется. Вот в этом, конечно, утверждение.

Ну, и, наконец, вещь простая, всем понятная, но, тем не менее, чрезвычайно важная и трудно исполнимая: «Когда стоите на молитве, прощайте, если что имеете на кого, дабы и Отец ваш небесный простил вам согрешения ваши. Если же вы не прощаете, то и Отец ваш небесный не простит вам согрешений ваших». Конечно, это имеет прямое отношение к предыдущим словам. И так важно для нас вот это наставление, чтобы мы действительно прощали, хотя бы стоя на молитве. Хотя бы, стоя перед Богом, прощали, если на кого имеем какие-то обиды. Прощали хотя бы словами. Пусть это не проникло еще в наше сердце, не стало нашим достоянием внутреннего человека, но хотя бы мы хотим этого, хотя бы мы на поверхности согласны или хотим соглашаться с этим.

Пусть наши сердца воспримут сегодня это, особенно сердца именинниц, как наставление нам на ближайший год. Потому что, день ангела – это всегда, конечно, очень важный и радостный день, когда каждый человек как бы предстоит перед своим небесным покровителем или покровительницей. И предстоит, сопоставляя себя, свою жизнь, принося свои молитвы и благодаря Господа за то действительно важное обстоятельство, когда мы посвящаемся кому-то, когда мы уже не одни в этом мире. Когда верующему человеку кажется, что он одинок, то он, прежде всего, конечно, может вспомнить про того, чье имя он носит, и про веру в то, что Бог – не есть Бог мертвых, но Бог живых. И поэтому каждый праведник предстоит за нас, и поэтому нам так важна эта внутренняя связь, которая определяет и направление нашей жизни.

Аминь.