протоиерей Александр Борисов
Проповедь на Всенощной
10 октября 2009

Фонограмма


 

прот. Александр Борисов 10-10-2009

Во имя Отца и Сына, и Святого Духа!

Каждый раз на Всенощном бдении мы читаем один из одиннадцати отрывков, где рассказывается о встрече учеников с этим потрясающим событием Воскресения Господа Иисуса.

В сегодняшнем отрывке говорится лишь о том, что ученики увидели гроб пустым. Вначале увидела Мария Магдалина, которая первой пришла ко гробу, когда было еще темно. Настолько была велика любовь ее к Господу, настолько была велика скорбь и желание быть рядом, поближе хотя бы к тому месту, где Господь был погребен. И к ее горю величайшему прибавляется еще большее горе, потому что она видит, что гроб пуст. Она, конечно, сразу думает о том, что враги Господа похитили тело, чтобы причинить еще больше страданий его ученикам. Потому что для иудеев, ну и в общем-то как для всех людей, и в наше время сейчас, было очень важно, чтобы тело было погребено, со всеми обрядами, чтобы оно покоилось в таком приличном месте. Там была такая пещера большая высечена, она была разделена на две камеры: первая, как входит человек, а во второй камере на низенькой каменной скамеечке лежало тело погребенного. И вот, когда она входит туда, видит, что тела нет.

Она бежит сразу к Петру, старшему из апостолов. И Петр вместе с другим учеником, имя которого не называется, но о нем говорится «его же любляше Иисус» - ясно, что это сам автор четвертого Евангелия, Иоанн, которого Церковь называет еще Богословом. И они бегут вместе ко гробу, Иоанн приходит немного раньше, подходит ко гробу (заглядывает), но не входит. Затем приходит Петр, и он как старший, более решительный, входит во гроб, и они вместе входят и видят на той скамеечке, где лежало тело Иисуса, только пелены.

И там такая есть важная деталь, что Петр вошел, просто увидел и больше ничего не говорится, а вошел Иоанн, «увидел и уверовал». Почему он уверовал? Потому что он увидел пелены не просто лежащие (тело было завернуто в материю и перевязано специально веревочками), а он увидел, что тела как бы нет. То есть эта материя опала, материя есть, а тела нет. И тут Господь его сердцу открывает, что это не просто похищение, не просто исчезновение (если б это было исчезновение, то тогда вместе с теми пеленами, в которые тело было завернуто), а что тело воскресло! Вот это открывает в это мгновение апостолу Иоанну Сам Господь. Он увидел и уверовал. Пока один, пока первый, потому что Петр, сказано, «отошел, в себе дивяся бывшему».

И далее, после всего этого, повествование резюмируется короткой, но очень важной фразой: «Ибо они еще не знали из Писания, что Ему надлежало воскреснуть из мертвых». Господь говорил об этом ученикам, но они не понимали, что это значит. И Евангелие неоднократно об этом говорит, что они спрашивали Его, недоумевали, что это значит «воскреснуть из мертвых». И важно, чтобы они, действительно, это узнавали из пророчеств. Из пророчеств о Христе. В последующие времена апостол Павел, когда проповедует Христа, проповедует Его Воскресение. Он исходит не только из своего опыта встречи с Воскресшим Христом, он доказывает это из Писания.

И есть несколько мест, на которые ссылаются современные авторитетные богословы, и одно из них в 15 псалме. Это псалом Давида, который говорит, что «видел я всегда пред собою Господа [т.е. Бога], ибо Он одесную меня, не поколеблюсь». Ну, понятно, что это вИдение не было таким, как мы видим друг друга, а, конечно, это было духовное ощущение присутствия, Божьей поддержки, рядом с ним. «Оттого возрадовалось сердце мое и возвеселился язык мой, даже и плоть моя успокоится в уповании». Он говорит о какой-то необычайной, особой радости. Почему это радость? Следующий стих разъясняет: «ибо Ты не оставишь души моей во аде и не дашь святому Твоему увидеть тление». Вот довольно трудный стих, который нуждается, конечно, в комментарии. «Не оставишь души моей во аде» - потому что представления о загробной жизни в Ветхом Завете были весьма мрачные. Да, конечно, душа остается, но пребывает в каком-то полусознательном состоянии, в каком-то мрачном шеоле. И всё, кроме этого ничего не обещается. Но вот Давид духом проникает в то, что что-то другое будет: «не оставишь души моей во аде», вот в этом мрачном, унылом месте. А потом говорит: «и не дашь святому Твоему увидеть тление». И понятно, что речь, конечно, идет не о самом Давиде. Как позже будет проповедовать апостол Павел; он говорит, что «позволено будет мне сказать с дерзновением, что Давид, праотец наш, умер», и вот могила его среди нас, и он увидел тление. Значит это слова не о нем, а о ком-то другом. О том Святом, том Непорочном, Чистом - Свят Господь Саваоф, Который не оставит души во аде, - и Он, этот Святой, не увидит тления. Тление не коснется Его тела, потому что Он воскреснет. И вот это место неоднократно апостолом Павлом будет приводиться в подтверждение того, что не просто только опыт его и учеников говорил об этом, а об этом говорят и слова Священного Писания.

Он приводит и другие места, на которые я не буду ссылаться в данный момент, но во всяком случае, это очень важное для нашей веры свидетельство. Что она основывается на двух как бы фундаментальных основаниях. Первое – это личный опыт. Личный опыт ученика по имени Иоанн, личный опыт апостола Павла, личный опыт апостола Петра, который потом встречается со Христом, других апостолов: Павел говорит, что явился более, нежели тремстам братьям воскресший Иисус. И говорит: «многие из них живы до сих пор». То есть Павел говорит о том, что он знает живых свидетелей воскресения Христа.

И не только это, но также и Священное Писание. Те места, которые нам свидетельствуют о Христе. И для нас это не только Священное Писание Ветхого Завета, подобное этой строчке из 15 псалма, которую я вам сейчас напомнил, но это также, конечно, Священное Писание Нового Завета. Это потрясающие свидетельства о Самом Господе Иисусе, из которых совершенно ясно чуткому сердцу, что Он не просто один из замечательных героев прошлого, а, действительно, в Нем обитало вот это совершенство, вот эта полнота Божества, которая была в Господе. И это соединяется со свидетельством учеников, встретивших воскресшего Господа.

И поэтому для нас это является очень важным основанием нашей веры: что в Иисусе к нам приходит не просто пророк, не просто один из праведников прошлого, а приходит Сам Господь. В полноте человечества и в полноте Божества. Иисус – Богочеловек. Поэтому христианство становится именно богочеловеческой верой. Верой в то, что мы не одиноки, мы не просто брошены в этот мир непонятно для чего и с непонятной дальнейшей судьбой, а мы именно идем за Христом, чтобы то величие, которое открылось в день Воскресения, чтобы оно стало и нашим достоянием. И наше будущее принадлежит этой же великой перспективе, о которой мы поем в Символе Веры: «чаю воскресения мертвых и жизни будущего века».

Аминь.