протоиерей Александр Борисов
Проповедь на Покров
14 октября 2009

Фонограмма


 

прот. Александр Борисов 2009-09-13

[часть пропущена] ...взял хранящуюся святыню (пояс Пресвятой Богородицы) и с Крестным ходом пошли к берегу моря, там погрузил ее в воду, и началась страшная буря, которая разбросала корабли нападавших и опасность миновала. И с этого момента этот праздник таким вот образом празднуется. И особенно он почитается из всех православных стран у нас в России. Ну, быть может, потому, что в прежние времена нередко совпадало так, что именно на этот день Покрова впервые выпадал снег. Он потом таял, но всё-таки этот образ снега, сохраняющего растительность, озимые посевы, что было особенно важно для сельского хозяйства, он как-то очень запечатлелся, запал, и люди как-то особенно понимали этот образ, указывающий на покровительство Матери Божией. Ну и очень многие люди знают по своему жизненному опыту, когда казалось бы ситуация была безнадежная, тяжелая — с детьми, или с работой, со страной — обращаясь к Божией Матери, они получали такую защиту.

Честно говоря, конечно, это не всегда происходило, не всегда когда мы просим о чем-то (о защите, о помощи), не всегда мы ее получаем. Здесь кривить душой не приходится. Но думаю, что и к этому мы должны отнестить со смирением. Ни в коем случае не давать в наших сердцах возникать такому помыслу: «ну вот, Господи, что же ты меня не слышишь, я в такой нужде», а просить у Господа мужества, принимать это как испытание, которое мы должны перенести собственными силами. А когда уже нет совсем наших сил, тогда Господь приходит к нам на помощь.

И действительно, вот такой духовный опыт, он стал возрастать в Церкви где-то к середине 2-го, 3-го, 4-го века, потому что мы именно параллельно с этим имеем возникновение икон Божией Матери, потому что первые живописные произведения христиан в римских катакомбах — это были пока еще символические изображения. И даже Христа изображали не так вот, как портретное сходство, как было позже (скажем, в иконе 4-го, 6-го века, в монастыре на Синае сохранились такие иконы), а символическое изображение юноши, пастыря доброго, с овечкой на руках, Церковь как стадо овечек и так далее. Римские катакомбы это всё сохранили и у нас в музее изобразительных искусств были выставки этих катакомбных рисунков.

И, казалось бы, Евангелие мало содержит нам слов и свидетельств о Божией Матери. Но тем не менее, они есть и они драгоценны. Если вдумываться в них, то, на самом деле, они, действительно, являют нам образ такой материнской заботы, материнского всепрощения, заботы о самых, казалось, простых человеческих нуждах. И поэтому люди чувствовали, что часто в своем недостоинстве, в своих грехах, они как бы не дерзают обратиться к Господу, а обращаются к Матери. И уже просим Ее ходатайствовать за нас перед Ее Божественным Сыном.

И первое свидетельство об этом мы имеем в Евангелии от Иоанна: известный отрывок о браке в Кане Галилейской, куда был приглашен Иисус, и мать, и ученики — и вот на этой свадьбе не хватает вина. Этот отрывок всегда читается при венчании, при совершении Таинства Брака. И говорится в Евангельском повествовании, что именно Мария это заметила и обращается к Иисусу, Сыну своему: «вина нет у них». И Господь отвечает загадочными словами: «Что Мне и Тебе, жено» - это идиоматический оборот, который правильно перевести не в том смысле, что «какое нам до этого дело», а в том смысле, что «Ты мне напоминаешь о чем-то очень трудном, тяжелом». Конечно, за этим стоит глубокий смысл связи с Евхаристией, будущей Евхаристической жертвой, пролитием крови жертвенной на кресте, но пока это время еще не настало. И слова «еще не пришел час Мой» не означают отказа. Мария это прекрасно понимает, и, подзывая слуг, говорит: «сделайте, что Он вам прикажет». Он приказывает огромные каменные сосуды наполнить водой, а потом «почерпните и несите к распорядителю пира». И слуги так и сделали. И распорядитель пира особенно отмечает, что это не просто там что-то показалось, он зовет жениха (а сам распорядитель пира не знает, откуда было это вино — слуги только знали, почерпавшие воду), зовет жениха, ставит перед всеми и говорит ему, что вот обычно на таких больших празднествах человек сначала отдает хорошее вино, а когда гости уже немножко упьются, тогда что похуже, «а ты доброе вино, хорошее, сумел сохранить до конца праздника». То есть особенно отметил заботу жениха о гостях.

Но за этим стоит, на самом деле, если подумать, удивительная забота Матери Божией именно о всех сторонах нашей человеческой жизни, потому что заметьте, ведь речь не идет о том, что не хватило там хлеба, еды (того, что необходимо совершенно для праздника) — не хватило вина. Ну собственно говоря, как при современных праздниках любая женщина-хозяйка скажет «ну что ж, не хватило — хватит уж, выпили и достаточно, нечего, а то еще драться начнут — ведь совсем ни к чему это». А вот здесь такая забота — люди хотят — понимает, что праздник, что какая-то нотка недовольства появится. И даже о таком, что сверх меры нужно — даже об этом Божия Матерь просит Иисуса. О человеческих немощах, о простых человеческих состояниях.

И заметьте, когда Иисус насыщает 5 тысяч народа, никогда там не появляется — как в восточных сказках, в «Тысяче и одной ночи», появляются всякие пития, тонкие яства, скатерти-самобранки и всё такое — еще этого в Евангельских чудесах нет. Есть простые хлеб и рыба, вот и всё. То, что необходимое, как и в молитве «Отче наш» - хлеб наш насущный, необходимый, подавай нам на каждый день.

Так что это замечательный, удивительный рассказ, который именно нам передает эту заботу Матери Божией, такую материнскую заботу, такой матери, которая всё готова сделать для своих детей. Даже тогда, когда с обывательской точки зрения может показаться, что дети просят чего-то такого уж лишнего — ну подумаешь там, вина не хватило, выпили и хватит, пошли уже домой.

Так что я думаю, что вот эта деталь, она нам раскрывает именно вот эту нежность Матери Божией, Ее снисхождение к нашим человеческим немощам. Почему часто человек именно не дерзает обращаться к Сыну, а «Матерь Божия, Ты умали Сына Своего о том-то, о том-то и о том-то».

Вот будем помнить об этом и опираться на опыт Церкви, на опыт многих людей, которым Божия Матерь помогала в самых трудных, критических, ситуациях. Вчера говорилось о том, что в 41-м году осенью наступление немецкий войск к Москве было остановлено на Покров. Это не совсем точно — было остановлено в праздник Казанской иконы Божией Матери. Как раз часто именно 4-го, 3-го ноября бывает сильное похолодание — так и случилось в 41-м году. А ведь войска немецкие не были рассчитаны на войну зимой: не было и топлива, и смазочных материалов для машин, для именно холода, не было и зимней формы у солдат, только такая летняя, потому что рассчитывали до августа Москву взять точно — вот такой был авантюрный расчет. Но другое дело, то, что это, действительно, произошло вовремя, по молитвам. Люди, конечно, молились, в конце октября была такая паника в Москве, жгли произведения Ленина, Маркса — угроза оккупации города была совершенно реальной, и понятно, что если у кого-то найдут произведения коммунистических лидеров, конечно, их всех расстреляют. «Коммунисты и евреи, шаг вперед» — этих расстреливали в первую очередь. Так что люди страшно боялись всего этого. И вот такая была милость Божия в празднование как раз Казанской иконы Божией Матери. Об этом мне рассказывал один наш прихожанин, такого пожилого возраста (он умер, конечно, уже), который сам был в Москве, сам был свидетелем вот этого исторического события.

Так что будем помнить и с надеждой обращаться с нашими нуждами. Но так, чтобы не обижаться, если молитва не услышана — значит, Господь хочет от нас мужества, наших сил, наших действий, чтобы противостоять тем неудачам, той проблеме, той нужде, которая имеется.

Аминь.