протоиерей Александр Борисов
Пастырская беседа
18 октября 2009

Фонограмма


 

прот. Александр Борисов 18.10.2009

Во имя Отца и Сына, и Святого Духа!

 

 Я сегодня хотел затронуть один очень такой трудный для нас вопрос, касающийся того, что вот мы молимся о ком-то и видим, что как-то молитва наша вроде как не услышана. Человек продолжает болеть, какие-то обстоятельства его жизни не меняются. И вот мы находим некоторые ответы или как бы намеки на эти ответы и в том отрывке из Послания к Коринфянам, которое читалось сегодня на Литургии (я к нему подойду позже), и даже в этой молитве Косме и Дамиану, которую мы сегодня читали в конце акафиста. И такие строки в этой молитве: «Многажды в болезни впадающыя и от лютых недуг в уныние, малодушие и роптание пришедшыя, данною вам от Бога благодатию в терпении утвердите, и наставите, да уразумеют волю о них Божию святую и совершенную, и сами себе и живот свой воле Христа Бога предают». То есть, речь как раз идет о том, когда мы молимся, а видимой, такой явной помощи не получает человек или мы сами. И о том, чтобы святые бессребреники своими молитвами настаивали нас на терпение, потому что что-то Господь хочет через эту длительную болезнь сказать, в чем-то хочет нас исправить.

 

 И вот удивительный пример, подтверждающий такое стояние в этом положении, мы находим в отрывке из второго Послания к Коринфянам, которое читалось сегодня на Божественной Литургии. Апостол Павел, который говорит о необычайном, мистическом опыте вознесения, как он говорит, на седьмое небо, говорит о своем, таком поразительном для обычного человека, переживании именно духовного мира, мира, который невиден для нас, пишет об этом следующее: «Знаю человека во Христе, который назад тому четырнадцать лет (в теле ли - не знаю, вне ли тела - не знаю: Бог знает) восхищен был до третьего неба. И знаю о таком человеке, - только не знаю - в теле, или вне тела: Бог знает,  (понятно, что Павел говорит о самом себе. И так говорит о человеке, которым он сам и является) – что он восхищен был в рай и слышал неизреченные слова, которых человеку нельзя пересказать». Нельзя – не в том смысле, что запрещено, а нельзя – в том смысле, что невозможно передать, потому что наш земной язык приспособлен и предназначен для передачи впечатлений и обстоятельств окружающего нас материального мира. И когда человек что-то хочет рассказать, что касается музыки или сна, какого-нибудь видения, ему трудно передать это нашими обычными, земными человеческими словами.

 

 И далее Павел пишет: «Таким человеком могу похвалиться; собою же не похвалюсь, разве только немощами моими». То есть, он говорит о том, что, несмотря на эти видения, тем не менее, у него имеются какие-то телесные немощи, как и у всех людей. И далее говорит о том, что «чтобы я не превозносился чрезвычайностью откровений, дано мне жало в плоть, ангел сатаны, удручать меня, чтобы я не превозносился. Трижды молил я Господа о том, чтобы удалил его от меня. Но Господь сказал мне: «довольно для тебя благодати Моей, ибо сила Моя совершается в немощи». Полагают, что это была болезнь глаз, потому что в одном из посланий, в Послании к Галатам, Апостол Павел говорит о том, что эти члены галатийской общины были настолько к нему добры, настолько к нему расположены, что, как говорит Апостол, «вы готовы были отдать глаза мне свои, чтобы показать мне вашу любовь». И на этом основании полагают, что была, по-видимому, болезнь глаз, которая была в то время на Востоке не редкостью, - «трахома» называется. Во всяком случае, Апостол Павел называет ее «ангел сатаны» - какая-то болезнь, которая ему докучала. Ему было трудно даже писать, и некоторые послания заканчиваются даже словами: «видите, какими большими буквами я написал вам окончание послания». Или так: «мое послание всегда подписывают так: «Благодать Божия со всеми вами. Аминь».

 

Так что ясно, что Павел свои послания не писал, а надиктовывал. А писали люди, которые с ним вместе ходили. Эта практика была тогда распространенной, была скоропись такая. И даже достоверно известно, что проповеди Иоанна Златоуста тоже записывали скорописцы, так же, как у нас это делают с помощью стенографии. Тогда, конечно, были другие буквы, но опыт стенографии уже существовал и в то время - кратко записывалась речь, а потом ее восстанавливали уже обычными письменами, как было с проповедями Иоанна Златоуста. Он их, конечно, не писал. Так вот и Павел.

 

И он говорит о том, что, несмотря на свои мистические откровения, у него эта немощь не уходила. Он молился, трижды молился. Значит, как-то особо специально, видимо, просил Господа удалить от него этого ангела сатаны, как он его называет. Но он уже понимает – как-то Господом это ему было открыто – что «довольно тебе благодати Моей, сила Моя совершается в немощи». Так что, тут по-разному можно это понимать. Быть может, из-за того, что он сам находился в немощи, он мог сочувствовать другим людям. Он мог убеждать людей веровать, потому что человек мог сказать: «Ну, я вот не верую, потому что Бог меня не исцеляет. Так что я не верю в твоего Бога, Иисуса Христа». Апостол Павел своей верой подчеркивал, что хотя он сам также болеет, но, тем не менее, он радуется вере, радуется Богу, радуется жизни, несмотря на эту тяжелую болезнь.

 

И таких подтверждений очень много. Мне приходилось недавно читать об одном австралийском проповеднике – мужчине, который родился без рук и ног. Такие бывают всякие нарушения, к сожалению. И вот он так родился, и сейчас это уже взрослый человек, лет тридцати. У него только маленькие ручки-ножки, сам не передвигается, его перевозят. Но все остальное у него все нормально – голос и т.д. И он - глубокой веры человек и потрясающий проповедник. И выступая перед огромными аудиториями, собирающимися в многотысячных залах, он рассказывает о своей вере, о своих откровениях. Вот такой удивительный человек, несмотря на, казалось, такие недуги, когда человек должен себя чувствовать бесконечно несчастным, бедным, проклиная все на свете. А он, тем не менее, являет совершенно другой пример. Как и Апостол Павел, он убеждает людей именно силой веры, тем самым побуждая людей, которые находятся в трудных обстоятельствах, побуждая к тому, что надо пройти через этого. Для чего-то или для кого-то другого, быть может, это окажется спасительным. Жизнь наша сложна, много всяких переплетений. Поэтому - «терпением спасайте души ваши», проходите через эти страдания, казалось, непереносимые. Потому что, в конечном итоге, в чем-то они оказываются оправданными.

 

Так что не будем судить прежде времени. И пример Апостола Павла, который при всей огромности своих мистических откровений, тем не менее, как мы видим, не мог сам себя исцелить. За многих молился, многих исцелял. А ему Господь этот недуг оставил. И именно это наставляет нас на то, что если что-то не совершается по молитве, значит, мы должны уже просить терпения, просить мужества – очень важная такая нравственная категория «мужество» - переносить эти наши страдания. Особенно люди, которые болеют тяжелыми, хроническими заболеваниями, ни в коем случае не должны позволять себе жалеть самих себя, раздражаться на всех остальных, быть какими-то требовательными, капризными. Большое благо для ближних, когда человек мужественно переносит свою болезнь, свои страдания. И ближнему легко, и сам он себя не ожесточает.

 

Вот давайте об этом с вами помнить – вот это место из 12-ой главы послания к Коринфянам. И когда с нами происходит что-то подобное, тоже просить терпения и мужества на перенесение всех наших скорбей. Но, конечно, все равно мы хотим исцелиться, и Господь хочет исцелять нас. Но какие-то бывают другие обстоятельства, потому что и Сам Господь страдание принял, смерть позорную на кресте, тем самым показав, что Он разделяет, Он солидарен с людьми, которые несут страдания этого мира. Но, победив смерть, Он и нам дарует эту победу над страданием, потому что это временное, и через них мы что-то понимаем в мире, чего другими путями, по-видимому, никак не сможем понять.

 

Пусть Господь нас благословит в этом нашем пути, дарует нам терпение, дарует нам мужество, дарует смирение, благодушие, радость о том, что мы имеем возможность в Нем находить поддержку и заступление. И пребудет Его благодать со всеми вами.

Аминь.