протоиерей Александр Борисов
Проповедь на Литургии
13 декабря 2009

Фонограмма


 

Во имя Отца и Сына, и Святаго Духа!

Мы не первый раз уже слышим Евангельское повествование о том, как Господь исцеляет в субботу. Суббота была днем покоя, а исцеление считалось тоже одной из работ, которую не должно было делать в этот день покоя. И, тем не менее, Господь это совершает. И вот в данном рассказе говорится о том, что Он в день субботний был в сонмище, в синагоге, и проповедовал, и увидел женщину, которая была согнута и не могла распрямиться, и подозвал ее и сказал: «Освобождаешься от недуга своего». И начальник синагоги вознегодовал, но ему неудобно было упрекнуть Самого Господа за исцеление - он стал говорить народу, что есть шесть дней в неделю – вот в эти дни приходите целиться, а не в день субботний. Хотя, если честно говорить, женщина пришла не для исцеления, она даже не просила – Иисус Сам ее подозвал. Ну, ему неудобно было упрекать человека, который только что совершил чудо исцеления, и поэтому он говорил как бы вообще, ко всем. Но Иисус ответил ему, не стал умалчивать это совершенное чудо, а, как мы бы сказали, занял принципиальную позицию и сказал: «Лицемер! В день субботний ведет ли каждый из нас вола или осла поить?». Потому что закон это разрешал, потому что это домашняя скотинка, и если ее не напоить, она помрет и не будет никакого смысла тогда в сельском хозяйстве. И вся жизнь семьи может из-за этого разрушиться. Поэтому в субботу можно было отвязать ослика, или вола, теленка, и вести поить. А вот эту женщину, которую в день субботний, не надлежало ли и ее тоже развязать от этой болезни, которой она страдала уже 18 лет?

В другом месте Господь приводит другой довод, похожий, говорит, что если у вас в субботу осел или вол упадет в яму, разве не достанете его тотчас? Насколько же человек дороже овцы! И все, которые Его обличали, стыдились, а народ прославлял Господа, Который сотворил такое чудо.

И конечно, мы, как и всегда, должны спросить, а какое же это имеет отношение к нам, к нашей сегодняшней жизни? Потому что понятно, что мы уже давно оставили эти представления, что в субботу, или в воскресенье, нельзя делать важных дел, посещать больных, кому-то помочь – конечно, мы это делаем, и правильно делаем. Но ведь, смотрите, Господь это совершает много раз, Он делает это как бы демонстративно, и за это в частности, -больше всего именно за это, - Он подвергается преследованиям и гонениям, что Он совершает исцеления в субботний день. «Человек, который не хранит субботу, - не может быть от Бога этот человек». И это было одним из обвинений в Его смертном приговоре. Следовательно, для Господа это не просто какая-то случайная вещь, а что-то очень важное. И Господь говорит очень знаменательные слова, что «суббота для человека, а не человек для субботы». Всякие религиозные правила и прочее, существует для человека, а не он для них. И человеческая нужда выше этих вот ритуальных предписаний, т.е. Он говорит о том, что человек выше всего того, чем пытаются люди как-то оформить его жизнь, человек важнее – все эти внешние правила существуют для человека.

И вот Господь именно отстаивая это, антропоцентричность Своей проповеди и Евангелия, Радостной Вести, в сущности, Он за это идет на крест. В сущности, за это именно Его приговаривают, потому что Он распинается не за восстановление царства Израилева – от Него именно этого ожидали, - а за восстановление каждого человека, каждого немощного. «Льна курящегося не угасит и трость надломленную не переломит, а исцелит и восстановит». И за это Господь идет на крест.

Но жизнь складывается так, что вот это отношение к человеку не как к цели, а как к средству, остается на многие века, на многие времена, в том числе и в наше время. Я недавно слышал о выступлении Зюганова с критикой политики правительства и так далее, и он снова начинает напоминать о том, что вот нас там критикуют за ГУЛАГ, и прочее, а не говорят сколько заводов мы построили, сколько замечательных фабрик соорудили, вот за это время как индустриализация вся прошла, как всё это было замечательно, а то, что там говорят: ГУЛАГ и прочее – это уже давно осуждено, на 20-м съезде осудили и нечего об этом говорить. И вот опять утверждение того, что всё существует для государства, для того, чтобы было оно мощное, чтобы была мощная промышленность: мы в танках Германию перед началом войны превосходили чуть ли не в 2 раза. Но другой вопрос, какие это были танки, какое было качество? Отправляли колонны танков без запчастей, и пока они дойдут до поля боя, там половина останавливалась – малейшая неисправность и это превращалось всё в металлолом на поле боя. Об этом ничего не говорится. Не говорит также Геннадий Андреевич и о том, что все эти жертвы ГУЛАГа - бессмысленные, жертвы страданий миллионов людей, именно потому, что они были винтики для государства, для его мощи было важно всех запугать, так, чтобы никто не смел пикнуть. А в итоге получается бессмысленное страдание человека, который становится средством, а не целью.

И вспомнился и другой недавно виденный мною фильм по телевидению – один коллега мне прислал e-mail: «вот посмотрите этот фильм», и он как раз в этот момент идет. Он назывался «Батюшки особого назначения». О том, как наши священники в горячих точках приходят, служат, крестят солдат, крестят офицеров, потом там происходят эти события - кто-то даже в бою без царапинки выходит, а кто-то в теракте, несмотря на чудовищные ранения, всё же выживает и остается живой. И вот так вот рассказывается, как это важно и нужно быть священникам рядом с солдатами. Конечно, это важно и нужно, но удивительно то обстоятельство, что христианство при этом воспринимается чисто с ритуальной стороны: вот крестили, крестик надели, вот он и остался после взрыва жив. Ничего не говорится об учении, ничего не говорится о том, что солдатам рассказывается о Евангелии, о добром отношении друг к другу – это как-то совершенно умалчивается, только такая героическая часть. И одновременно с этим ничего не говорится о самой главной проблеме нашей армии – проблеме дедовщины. Причем это говорится так, что вот вы, мол, боитесь отправлять сыновей в горячие точки, а те, кто там погибли, Псковский ОМОН, скажем, вот они своими телами вас защитили, а вот вы, мол, не отправляете сыновей в армию. Не поэтому не отправляют сыновей в армию, что боятся послать в горячие точки – это, к сожалению, неизбежность, необходимость. А потому, что в армии главная проблема – это дедовщина – бессмысленное издевательство, бессмысленное унижение молодых служащих старослужащими. Причем, несомненно, у офицеров есть все возможности это пресечь, но им удобнее оставить всех в казарме, а самим пойти чем-то развлекаться или пьянствовать. И понятно, что вот об этой проблеме не говорится ничего, а, казалось бы, именно об этом и должен говорить священник, именно этому он и должен, придя в армию, учить, потому что горячая точка – это не каждый раз имеется, слава Богу, а солдаты друг с другом живут каждый день. Могут, конечно, сказать: это маменькины сынки – вот они страдают от дедовщины. Ничего подобного. Я читал о том, как один человек, который имел первый разряд по штанге, - он был именно замучен офицерами, старшинами и так далее, только потому, что он именно не хотел подчиниться, именно хотел отстоять свое человеческое достоинство. Поэтому люди идут на всякие ухищрения, чтобы уберечь своих детей от армии.

И вот опять мы сталкиваемся с тем, что Церковь представляется как бы неким средством для обслуживания государственных интересов, а не наоборот. Церковь должна быть нравственным камертоном, Церковь должна всё время напоминать государству о том, что не люди для него существуют, а государство существует для каждого человека. Ну, правда, было упомянуто о том, что вот в германских войсках современных, тоже есть военные капелланы и всё такое, и, между прочим (ну, конечно, не случайно), упомянуто о том, что, на самом деле, там в армии служат полгода, и в течение этого полугода на выходные дни солдаты отпускаются домой. Понятно, что если будут какие-то дедовщины и прочее, то это не останется в тайне неизвестной, когда высылают солдат неизвестно куда, неизвестно, что там происходит.

Поэтому я думаю, что нам важно всегда помнить именно об этом, что Церковь и христианство существуют именно для этого – чтобы быть нравственным камертоном. И наша борьба, как и в сегодняшнем послании замечательно говорится, к Ефесянам, «не против плоти и крови, …а против духов злобы поднебесных» - против духа ненависти, насилия, который, к сожалению, находит себе немалое число приверженцев. Когда у нас читают акафист Ивану Грозному, прославляют его чуть ли не святым и так далее. Еще Патриарх Алексий II, приснопамятный, говорил о том, что невозможно канонизировать одновременно жертву и палача, поэтому те, кто отстаивают канонизацию Ивана Грозного, просто не понимают, что такое христианство. Если эти люди продолжают настаивать на своей точке зрения, значит, мнение Патриарха им совершенно безразлично. Думаю, что мы должны прислушиваться к тому, что говорил глава Церкви и говорит сейчас. И это очень важно.

И вот апостол призывает, чтобы мы именно имели вот это «всеоружие Божие», которое он перечисляет: «приимите всеоружие Божие, дабы вы могли противостать в день злый и, всё преодолев, устоять». Какие же это оружия? «Станьте, препоясав чресла ваши Истиною [т.е. истиною веры в Господа Иисуса Христа] и облекшись в броню праведности [нравственную жизнь], и обув ноги в готовность благовествовать мир [т.е. быть готовым рассказывать о нашей вере тем людям, с которыми нас Господь сводит]. А более всего возьмите щит веры, которым возможете угасить все раскаленные стрелы лукавого». Щит веры: когда мы вспоминаем искушение, которое наступает, нападения, которые могут быть на нас разного рода – не обязательно физические, а может быть, и в сфере веры, - о том, что Господь нам дает Евангелие. Это цель и тема проповеди Церкви, а не государство. Не человек для субботы, а суббота для человека – то же самое и не человек для государства, а государство для человека. В этом замысел государства. «И возьмите шлем спасения и меч Духовный, который есть Слово Божие» - вот то главное, чем мы можем противостоять этим духам злобы поднебесным. Вот почему так важно нам знать Слово Божие, читать его, не сводить наше христианство только к обрядовой стороне. Конечно, она важна, она существует, но это форма, которая наполняет то содержание, которое нам имеется в Евангелии и в Таинствах.

Пусть Господь благословит нас, чтобы мы помнили о том, что, действительно, не человек для государства существует, а государство для человека. И христианство не есть некая нравственность, направленная только для домашнего, личного потребления, а именно для того, чтобы в соответствии с этим строилась и жизнь общества и всё государство. Тогда, действительно, мы будем идти к тому идеалу Руси, который нам провозглашал святую Русь. Когда будем служить не государству, а человеку. Разумеется, не греховному человеку, не его страстям, а человеку такому, каким задумал Господь.

Аминь.