протоиерей Александр Борисов
Проповедь на Литургии
24 января 2010

Фонограмма


Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа!

 

Недели не прошло, как мы с вами праздновали замечательное событие – крещение Господа Иисуса Христа, начало земного служения, и ту освящающую силу, ярким символом которой является крещенская вода, которую мы берем, храним, освящаем жилище, освящаем себя. И, вот уже начинается время Великого Поста, время приготовления к Пасхе Христовой - замечательное время духовной весны, важное для нас. И церковь настолько глубоко подходит к этому времени, к этому празднику Пасхи, что за несколько недель начинает готовить нас к тому, чтобы мы вошли в это чудесное время – время, когда мы начинаем петь (уже вчера на Всенощной пели, может, не все еще это знали – быстро слишком пришло это время) это замечательное песнопение: «покаяния отверзи ми двери, Жизнодавче». Это песнопение будет еще петься на нескольких Всенощных и после, так что еще есть возможность услышать и сердцем присоединиться к этому призыву.

И вот сегодняшнее Евангелие нам говорит о том самом главном, на что мы должны обратить внимание, входя в это замечательное время. Предлагает нам притчу о мытаре и фарисее. Мытарь – сборщик налогов в пользу оккупационной власти, к тому же. Презренная профессия. И вот он входит помолиться. И фарисей – благочестивый, праведный человек, молится Богу: «Благодарю Тебя, Господи, что я не такой, как прочие человеки – убийцы, хищники, прелюбодеи или как этот мытарь, который там стоит. Десятину даю со всего, что приобретаю. Пощусь два раза, и все в общем у меня хорошо». Замечательный, благочестивый человек. А мытарь стоял вдали и даже не смел глаз поднять, молился в притворе храма, почти при входе. Только бил себя в грудь и говорил: «Боже, будь милостив мне, грешнику».

И вот Господь говорит: «Истинно говорю вам, что это мытарь пошел более оправданным, чем первый , потому что всякий, кто себя превозносит, будет смирен. А тот, кто смиряет себя, будет превознесен».

Вот один из таких многих евангельских парадоксов. Когда мы читаем об исцелении десяти прокаженных - «только один возвращается, и тот был самарянин», - удивляется Господь. Когда мы читаем притчу о трудящихся на винограднике, которые целый день трудились, а работники одиннадцатого часа, который пришли только в пять часов вечера, получают такую же награду, как и те, кто трудились целый день. Странно, казалось бы, где же здесь справедливость? И вот тут тоже такая несправедливость – благочестивый человек, и он уходит менее оправданный в свой дом, чем человек, который грешник, но который все время понимал это от глубины своего сердца. 

И для нас, конечно, это очень важное наставление в сегодняшней притче. Неслучайно церковь поставляет это чтение в самом начале приготовительных недель. Хотя, надо сказать, что уже в прошлое воскресение читалась притча как раз тоже о мытаре, о Закхее. О том, как он хотел увидеть Господа, на дерево даже залез, не постеснялся того, что это будет выглядеть смешным и унизительным. И Господь пришел к нему в дом, и изменилось сердце Закхея. Сказал: «половину имения отдам нищим, и если кого чем обидел, возвращу вчетверо». Принес достойный плод покаяния.

И вот, быть может, то же самое, как в притче о Закхее, Церковь как-то соединяет эти два дня. Мытарь приходит в храм и понимает свое недостоинство. И для нас так важно – не превозноситься. С одной стороны, фарисей, конечно, хорошо делал, что благодарил Бога, понимал как бы, что все его достоинства - не им заработаны, а даны от Бога, и благодарил за это. Но к этому примешивается самое такое печальное человеческое качество – осуждение. Осуждение: «я не такой, как этот мытарь, я лучше его гораздо». И это надо достаточно широко распространять, что всякое превозношение недопустимо: «вот мы православные, мы лучше, чем кто-то. Кто эти святые?» Я знаю, некоторые люди даже статьи пишут против Франциска Ассизского: «Что он, там, такое особое из себя представлял?» Как-то очень странно, как люди не боятся, так превозносить себя? Ведь Бог нам будет ставить оценки, а не мы сами. Поэтому нам важно, конечно, отдавать должное нашей истории, чтить наших святых, нашу церковь, но не превозноситься, не уничижать других. Иначе мы можем оказаться на месте этого самого фарисея, который унижает других и сам оказывается Богом не оправданным, а, наоборот, осужденным. 

Давайте с вами об этом помнить, и свои добродетели не выставлять, а, скорее, помнить о своих недостатках. И, к сожалению, бывает и так, что человек и знает о своих недостатках, и действительно, что «вот он такой, чуть ли не самый плохой», и в то же мгновение начинает и других людей осуждать. Казалось бы, он занял правильное положение – видит свои недостатки, а с удовольствием осуждает других, порицает: «Этот такой…, этот такой…, этот такой…». Вот давайте от этого всячески воздерживаться, потому что именно это осуждение, к которому нередко примешивается очень такое нехорошее чувство злорадства: «Мол, я так и знал! Вот он такой, он так и сделал… Ну, конечно, что от него еще можно было ожидать,,,»

Давайте об этом с вами помнить. Пусть сегодняшняя притча будет нам таким очень важным напоминанием, наставлением на все предстоящее время поста и, конечно, всей последующей жизни, о том, как Господь порицает осуждение. Давайте всячески от этого воздерживаться. Мы не знаем всех обстоятельств. Мы знаем прекрасно, что какие-то отрицательные качества человека имеют своим происхождением трудное детство, какие-то трудные отношения в школе, с родителями. Поэтому, не зная обо всех этих деталях, мы не должны, просто даже по разумению человеческому, выносить суда. Поэтому Господь говорит: «не судите, да не судимы будете». Что, каким судом судишь, таким судом и будешь судим. И милость превозносится над судом. Милость важнее, чем суд и осуждение, даже того, когда нам кажется, что мы совершенно правы, совершенно справедливы. Но мы не знаем и сотой доли того, что находится за тем или иным неблаговидным поступком того или иного человека.

Давайте об этом с вами помнить, и входить в Великий Пост, именно начиная этой очень простой, очень яркой и потрясающе замечательной притчей, чтобы нам ни в коем случае не впадать в это осуждение и превозношение.

Аминь.