протоиерей Александр Борисов
Проповедь на Литургии
21 марта 2010

Фонограмма


Во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Уже начиная с сегодняшего воскресенья Православная Церковь следует день за днем за евангельскими событиями последних дней жизни Господа Иисуса Христа. Сегодняшний отрывок из Евангелия от Марка начинается словами «когда были они на пути, восходя в Иерусалим». Это не означает, что они уже приблизились к Иерусалиму – они только на пути к Иерусалиму, потому что он находится на возвышенном плоскогорье и после сегодняшнего чтения там идет рассказ о том, как Иисус входит в Иерехон и там исцеляет слепого. Т.е. на самом деле это еще путь до Иерусалима, и мы вместе с Церковью как бы становимся в этом паломническом маленьком небольшом собрании, которое направляется в Иерусалим. Иисус шел впереди, а они в страхе следовали за Ним. По-видимому, они полагали, что Господь действительно станет царем, действительно сейчас возьмет царскую власть, устроит все, как нужно, по правде, по справедливости, Израиль будет торжествовать – наконец-то у него появился мессия-царь. Потому что их представления о царстве Мессии были такими же как у большинства людей – успешное мирское правление и, конечно, вера в Бога и все то, о чем мечтал народ. Такие народные фольклорные представления.

Однако, Иисус говорит им совсем о другом. Он говорит так: «Вот мы восходим в Иерусалим и Сын Человеческий предан будет первосвященникам и книжникам, и осудят Его на смерть и предадут Его язычникам». Сын Человеческий – это мессианский титул, поэтому слова Иисуса нам сразу напоминают 53 главу книги пророка Исайи о том, что Мессия, Отрок Божий, Слуга Божий, будет страдать, что он будет даже убит и погребен у богатых. Все это является как бы продолжением разъяснения ученикам этого образа страдающего Мессии, который не только не был популярен, но и едва ли кем воспринимался в Израиле. Взгляды были совсем другие. И когда Иисус говорил это ученикам, они полагали, что это некая метафора, что да, конечно, у нас будут огромные трудности, но в конце концов, мы всех победим и все будет хорошо. Поэтому два близких ученика, братья, Иаков и Иоанн, просят: Господи, давай мы сядем – один по правую, другой по левую руку в Твоем Царстве. Ты сейчас придешь, Ты воцаришься и мы будем Твоими ближайшими помощниками и будем тебе во всем помогать. Конечно, они еще не понимают, что предстоит. А Господь им говорит: «Можете ли пить чашу, которую Я буду пить, и креститься крещением, которым Я буду креститься?». То есть мысль евангелиста восходит к началу служения, к крещению, которое Иисус принимал от Иоанна, крещению, которое уже является началом Крестного Пути.

В Евангелии от Иоанна об этом особенно ясно говорится. Когда Иоанн видит приближающегося Иисуса – это эпизод картины Александра Иванова – он говорит: «Вот Ангец Божий, который берет на себя грех мира». То есть Крестный Путь, Путь страдания, Креста начинается с этого момента крещения на Иордане. Но человек всегда хочет устроить иначе. И то, что тень Креста уже над всеми событиями, начиная с крещения – принимать не хочется. Не только ученикам, но и всем последующим людям, которые были увлечены христианством или им нравилось моральное учение, они все пытались освободить Иисуса Христа от креста. Освободить нравственное учение от необходимости вот этой крестной жертвы и принять только это. Но Господь говорит, что все, что сказано пророком Исайей, неизбежно и это будет.

Когда ученики начали негодовать на двух братьев, что они хотят так возвыситься, занять первое место, то Иисус говорит важнейшие для христиан вещи на все времена: «Вы знаете, что почитающиеся князьями народов господствуют над ними, и вельможи их властвуют ими, но между вами да не будет так». Это уже, конечно, политическое заявление. Заявление о том, что все власти, которые стремились установить порядок, все они не сделали ничего большего, что одних поднимали выше, других опускали ниже, сильные господствовали над слабыми, жестокие подавляли слабых и немощных. Тем самым Иисус выносит приговор любому политическому устройству. Говорит, что «между вами да не будет так». Христианство предлагает нечто совсем другое, и попытка компромисса между христианством и светской властью обречена всегда на неудачу. Иисус переворачивает эту систему, сложившуюся в мире, как бы с ног на голову, говорит, что на первом месте стоит не подавление и подчинение, а служение и любовь. И о Себе Он говорит, что пришел не для того, чтобы Ему послужили, а чтобы служить и отдать душу Свою за искупление многих. Вот то, что объявляет христианство. Вот путь, тот единственный путь, которым Бог спасает мир от зла и страданий. И конечно каждый христианин призван это принимать, принимать эту тяжесть Креста, принимать в свою меру в своей жизни, в своей судьбе. Потому что без этого нет христианства. И нам остается лишь следовать за Христом – следовать за Ним в Иерусалим, на Голгофу, на это страдание, на Крест, и вместе с Ним праздновать победу Воскресения. Победу Бога, которая началась, как замечательно сказал отец Александр Мень, в Пасхальную ночь, и будет продолжаться пока продолжается история. Аминь