протоиерей Александр Борисов
Проповедь на Всенощной
17 апреля 2010

Фонограмма


Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Как всегда мы с вами слышим одно из одиннадцати воскресных Евангелий, то есть отрывков из четырёх евангелистов о воскресении Господа Иисуса Христа. И вот сегодняшнее евангельское чтение, оно из этих одиннадцати отрывков третье – третье воскресное Евангелие – оно имеет ту особенность, что представляет собой как бы некую позднейшую вставку, потому что в древних, самых древних рукописях Евангелие от Марка обрывается вот этим повествованием о том, что жёны видели ангела, который сказал, что идите, не ищите Его здесь, Его нет, воскрес. И они побежали и никому ничего не сказали, потому что боялись. И вот на этом обрывается.

Есть разные, так сказать, мнения по поводу того, почему так произошло. Некоторые считают, что из свитка последний кусочек, мол, был утерян в древней рукописи. Это вполне возможно, потому что действительно это находилось в конце, свиток свёрнут, а конечный фрагмент мог износиться и утратиться. Другие полагают, что это некий такой очень яркий, такой драматический приём, что вот на этом кончается, вот они не сказали, потому что боялись. И такое, как бы захватывающее – а что же будет дальше?

Но, так или иначе, уже позже, во втором-третьем веке, было вот это добавлено. И то Евангелие, которое мы сейчас слышали, оно является именно добавлением ранней Церкви (примерно второго века) к повествованию от Марка, которое считается, самым, пожалуй, первым из записанных. И именно поэтому оно содержит некую компиляцию из событий, которые описаны в Евангелии от Луки. Вот тут говорится, например, о том, что «явился в ином образе двум из них на дороге, когда они шли в селение». Ну ясно, речь идёт именно о Луке и Клеопе, которые шли в Эммаус, и о которых подробно рассказывает евангелист Лука. Это как бы некое такое сжатое повествование, такой краткий реферат. Здесь же рассказывается о том, что первым явился Марии Магдалине, что тоже свидетельствует о древности этого повествования. Это первое свидетельство общины, ещё не вынесенное, так сказать, на широкий простор проповеди, потому что, как мы уже с вами говорили, о женщинах тогда уже не упоминали, потому что упоминание о свидетельствах женщин – оно как бы в античном мире выглядело несерьёзным. То есть это признак древности этого отрывка, который, видимо, существовал в устной традиции и потом был записан.

И далее вот это повествование о том, что Иисус явился одиннадцати – это тоже в Евангелии от Луки. И вот новый уже фрагмент, по сравнению со всеми синоптиками – это слова о том, что Иисус сказал им – «идите по всему миру, проповедуйте Евангелие всей твари». Это похоже на концовку Евангелия от Матфея, где говорится «и, шедши, проповедуйте всем народам, крестя их во имя Отца и Сына, и Святаго Духа». Но здесь очень существенное такое вот изменение – «проповедуйте Евангелие всей твари». То есть речь идёт о какой-то общей такой евангелизации всего мира, о каком-то общем отношении ко всему творению, такому евангельскому, христианскому, такому, какое было, вероятно, у Господа Иисуса Христа. И вот это, конечно, такая очень яркая и новая краска для вот этого отрывка из Евангелия от Марка, потому что действительно, от христианина ожидается евангельское отношение, христианское, не только к людям, но и конечно ко всей окружающей твари, что являет собой такое очень ценное, ценный такой акцент. И далее рассказывается, «будут брать змей», явно указание на Апостола Павла, который на острове Мелит собирал хворост, и змея повисла на руку его. Все полагали, что он сейчас умрёт от воспаления, но с ним ничего не произошло. Это так всех потрясло, что решили, что он какой-то совершенно необычайный святой.

И вот насчёт того, что «смертоносное выпьют, не повредит им», это ни в каких других древних текстах не имеется. По-видимому, какое-то было предание, какой-то эпизод, когда действительно кого-то пытались отравить, и христианин остался жив тоже чудесным образом. И вот что здесь ещё характерно, ну естественно говорится о Вознесении: Господь, после беседы вознёсся на небо и воссел одесную Бога. Ясно, что это не икона вот в смысле изображения, а ясно, что речь идёт о том, что такое всемирное пребывание Господа Иисуса Христа, как и Бога-Отца, везде, вот это всеприсутствие, спасительное для всего мира.

И, наконец, следует отметить особенность синодального перевода, где последние самые слова «при Господнем содействии и подкреплении слова последующими знамениями». Дело в том, что во многих местах это греческое слово переводится как «чудеса». Конечно, гораздо лучше перевод словом «знамение», потому что чудеса – это какое-то чудесное событие, как бы интересное только лишь само по себе, а знамение – некий знак, который указывает на какую-то высшую, очень важную реальность. Так что вот этот перевод, конечно, в этом отношении очень удачный.

Итак, мы видим, что прежде всего обращает внимание вот это – проповедь Евангелия всей твари, ко всему миру. То есть наше отношение ко всему миру должно быть таким, каким оно было у Христа. Для этого нам так важно знать Христа. Важно знать о Нём из опыта святых людей, чтобы когда какая-то возникает трудная, сложная ситуация и мы не знаем как решить, не обязательно какая-то драматическая ситуация, может вполне такая житейская, обычная, но тем не менее мы как-то колеблемся, как решить – вот понять, представить – а как бы Христос хотел, чтобы я здесь поступил. Думаю, что вот такой вопрос к самим себе был бы очень важным всегда для нас. Не забывать об этом, чтобы действительно наше отношение ко всему миру, ко всем событиям, было действительно как у учеников Христа.

Аминь!