протоиерей Александр Борисов
Проповедь на Литургии
6 июня 2010

Фонограмма


Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

 

В прошлое воскресение, как вы помните, мы вспоминали всех святых, а вот сегодня, уже в начале Петровского поста, – тех, которые именно послужили Русской Церкви, послужили русскому народу. И надо сказать, что несмотря на то, что Евангельское чтение, которое положено в это второе воскресение после Пятидесятницы, оно не было предназначено специально для этого празднования, хотя оно повторяется именно всегда в этот день. Но всё равно это рядовое чтение как бы отражает вот суть того, что происходило с Россией и, конечно, с каждой страной, если мы говорим о тех людях, о тех учениках Христа, которые несли Евангелие своему народу. Вот это призвание учеников, которые оставляют свои занятия, оставляют свои дела, профессии, лодку, сети и так далее, и идут по пути за Христом. Так что это тема, подходящая для каждой страны, и для нашей страны в том числе. И тема, конечно, эта очень важная, поэтому, когда я готовился сегодня к проповеди, то я не просто хотел поделиться своими мыслями, а посмотрел, что говорил по этому поводу митрополит Антоний Сурожский, и нашёл совершенно замечательные мысли у него, которыми с вами и поделюсь, потому что тема очень большая и для того, чтобы дать правильное направление ей, здесь необходимо не только знание истории, а скорее необходимо даже какое-то общее такое духовное видение той страны, которую он бесконечно любил, которой был бесконечно предан. И вот Владыка Антоний говорит на эту тему следующее (я, конечно, не буквально буду цитировать, а просто передам те мысли, которые мне запомнились и которые мне представляются очень важными). Он говорит о том, что каждый народ выделил среди бесконечного многообразия, разнообразия добродетелей, которые явил нам Сын Божий, выделил некоторые черты, свойственные именно для него, для его культуры, для его направления, для его духовного образа. И вот Владыка Антоний говорит о том, что для русского народа характерны три следующих черты, о которых он считал нужным в этот день сказать. Причём он говорит, что это не потому, что у других народов этих черт нет, а просто вот действительно сложилось так, что в русском народе они как-то были особенно приняты и возлюблены.

Первое – это терпение, готовность выносить всё. Всё, пока не осуществится воля Божия на этой земле. Выносить и страдание, выносить непонимание, выносить унижение и даже самую смерть, потому что для Господа и для святых ясно, что земная жизнь – ещё путь, это ещё не цель, к которой Бог приводит человечество, созданное Им, всех своих возлюбленных детей, сыновей и дочерей, а это ещё путь. И на пути, конечно, цель ещё не достигнута и поэтому множество несовершенств, множество страданий, множество всего того, что в конечной цели уйдёт, исчезнет, а наоборот, какие-то черты, которые пока ещё почти не видны, они будут достигнуты и будут наполнять собою жизнь народа и как бы будут своим вкладом в историю всего человечества. И поэтому речь идёт о том, что нести то, что люди не выбирали, а то, что в жизни их приходит.

Другая черта, которую Владыка Антоний отмечает как свойство, которое поразило русский народ – величие Христовой униженности. Это одна из самых, конечно, удивительных черт Евангелия вообще и откровения Бога о Себе. Владыка утверждает (это, конечно, справедливо) что люди не могли придумать такого Сына Божьего. Потому что для людей свойственно обоготворять, возвышать качества земные – силу, красоту, мудрость, мужество, смелость и прочие-прочие такие качества. И конечно всегда это связано всё-таки с величием, со славой. А вот здесь всё наоборот. Здесь унижение становится славой. Здесь немощь становится силой. Здесь поругание становится победой. И конечно, сам человек придумать этого не мог. Это именно являет Сын Божий в той бесконечной мудрости и любви, которую Бог открывает людям и всему человечеству. И вот этот образ Бога побеждённого, Бога, который потерпел поражение от своих же людей – вот он является центральным в христианстве. И он именно вызывает какие-то другие совершенно чувства и направления у каждого человека, понимая, что именно в поражении часто заключена победа, а в победе часто заключено поражение.

И, наконец, третья черта, о которой говорит Владыка Антоний – это святость, совпадающая с проявлением любви. Святые проявляли именно прежде всего любовь: любовь к Богу и любовь к людям, тогда, когда наиболее нуждалась в этом земля. Я думаю, что, пожалуй, самая яркая иллюстрация (об этом Владыка не говорит, это уже мне приходит на сердце) – это известный вероятно всем фильм “Андрей Рублёв” Тарковского. Замечательный фильм, который именно показывает что вот в этой жестокости, грязи, страданиях, тем не менее является вот эта тоска. Тоска по любви, тоска по единству, как и говорит преподобный Сергий, почему он основал именно обитель в честь Святой Троицы, что вот эта Божия любовь – она призвана противостоять ненавистной человеческой розни. И об этом именно и говорит чудо творения именно в это время иконы Рублёва Святой Троицы, которая до сих пор остаётся признанным во всём мире шедевром духовной живописи. В любом почти храме Западной Церкви мы всегда увидим икону Божией Матери византийского письма, часто именно русского, и икону преподобного Андрея Рублёва.

И, конечно, эти три черты, отмеченные Владыкой, призывают каждого из нас к тому, чтобы посмотреть – есть ли в нас терпение, есть ли в нас вот это отсутствие боязни быть униженным и побеждённым, есть ли у нас вот это стремление прежде всего к любви к Богу и людям. “Любви, которая долготерпит, которая не превозносится, не завидует, не ищет своего” – как говорил Апостол Павел в этом гениальном отрывке Первого Послания к Коринфянам. И понятно, что если мы хотим, чтобы страна наша не исчезла, не пропала, чтобы тот тысячелетний путь, пройденный Россией, и та явленная святость, потому что именно в святости является достоинство Церкви, её смысл и цель. Когда люди говорят о недостатках, видят только их – это взгляд, обращённый не на цель, а на местную какую-то остановку, на местное, так сказать, падение, которое не задумано, которое не является, так сказать, перспективой и путём жизни этого народа. Но важно в самих видеть эти черты, в самих культивировать это, самим как бы участвовать вот в этом замечательном русле, которое прокладывает наш народ. Ещё раз подчеркну – не потому, что другие народы не прокладывают. Но мы смотрим на то к чему призван именно наш народ и думаю, что эти три особенности, которые Владыка отметил, они очень нам важны не просто для исторической оценки, а прежде всего для устроения своего собственного жизненного пути.

Аминь.