протоиерей Александр Борисов
Проповедь на Литургии
11 июля 2010

Фонограмма


Рим.15,1-7. 

 1Мы, сильные, должны сносить немощи бессильных и не себе угождать.

2Каждый из нас должен угождать ближнему, во благо, к назиданию.

3Ибо и Христос не Себе угождал, но, как написано: злословия злословящих Тебя пали на Меня.

4А все, что писано было прежде, написано нам в наставление, чтобы мы терпением и утешением из Писаний сохраняли надежду.

5Бог же терпения и утешения да дарует вам быть в единомыслии между собою, по учению Христа Иисуса,

 6дабы вы единодушно, едиными устами славили Бога и Отца Господа нашего Иисуса Христа.

7Посему принимайте друг друга, как и Христос принял вас в славу Божию.

 

Мф.9,27-35.

27Когда Иисус шел оттуда, за Ним следовали двое слепых и кричали: помилуй нас, Иисус, сын Давидов!

28Когда же Он пришел в дом, слепые приступили к Нему. И говорит им Иисус: веруете ли, что Я могу это сделать? Они говорят Ему: ей, Господи!

29Тогда Он коснулся глаз их и сказал: по вере вашей да будет вам.

30И открылись глаза их; и Иисус строго сказал им: смотрите, чтобы никто не узнал.

31А они, выйдя, разгласили о Нем по всей земле той.

32Когда же те выходили, то привели к Нему человека немого бесноватого.

33И когда бес был изгнан, немой стал говорить. И народ, удивляясь, говорил: никогда не бывало такого явления в Израиле.

34А фарисеи говорили: Он изгоняет бесов силою князя бесовского.

35И ходил Иисус по всем городам и селениям, уча в синагогах их, проповедуя Евангелие Царствия и исцеляя всякую болезнь и всякую немощь в людях.

 

 

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Сегодня я хотел бы, в отличие от обычной проповеди на Евангельское чтение, привлечь ваше внимание к чтению отрывка из Послания к Римлянам, которое читалось перед чтением Евангелия. Вот, казалось бы, простые слова – «мы, сильные, должны сносить немощи бессильных и не себе угождать. Каждый из нас должен угождать ближнему во благо, к назиданию. Ибо и Христос не Себе угождал, но, как написано: злословия злословящих Тебя пали на Меня». Во-первых сразу мы видим, что вот это простое нравственное пожелание – носить немощи слабых– апостол Павел видит не просто в перспективе обычной житейской морали – помогать бедным, помогать слабым, больным, людям, по тем или иным причинам несчастным или депрессивным, и так далее, словом, – немощным. Но ставит историческую перспективу, что и Христос не Себе угождал. То есть, как вот мы читали сегодняшнее Евангелие, всё время приходили больные, всё время приходили люди нуждающиеся, и слепые, и немые, и Господь своей чудодейственной божественной силой давал им исцеление. И мы видим, что в ответ на это народ ликовал, народ удивлялся, а враги Иисуса – фарисеи – уличали Его за то, что Он не соблюдал субботу, что Он с учениками не омывал рук перед едой, не соблюдал какие-то другие правила, которые были у всех на виду.

И апостол ставит это в пример – Он «не Себе угождал, но, как написано: злословия злословящих Тебя пали на Меня». Казалось бы, причём тут, не странно ли, не притянуто ли это искусственно апостолом Павлом, вот эти слова псалма, что «злословия злословящих Тебя пали на Меня»? И далее апостол говорит о том, что «всё, что написано было прежде, написано нам в наставление, чтобы мы терпением и утешением из Писаний сохраняли надежду». Из каких же Писаний? Мы знаем, что сейчас наше Священное Писание – Библия – включает в себя Ветхий Завет и Новый Завет. Но совершенно ясно, что во времена апостола Павла, в I веке, в начале христианской истории, Нового Завета не было. Ещё не были написаны Евангелия; Послания только создавались, их писали; не были написаны Деяния Апостолов. Всё это будет, но будет позже. И апостол Павел, следовательно, ссылается именно на Ветхий Завет. Когда говорилось слово Писание, то имелось в виду именно то Священное Писание, которое мы сейчас называем Священное Писание Ветхого Завета – священной книги иудеев, написанной ещё со времён Давида и раньше, и которые дополняли этот канон, написанные позже, но, во всяком случае, где-то III век до Рождества Христова. И ясно, что речь идёт только об этом.

И сейчас мы нередко воспринимаем Ветхий Завет как что-то необязательное, историческое, конечно, надо там кое-что знать об этом, но, во всяком случае, Новый Завет – как самое главное. Это, наверное, правильно. Но, с другой стороны, а как же первые христиане всё это воспринимали, и все эти ссылки – они конечно не случайны, когда Он говорит что «злословия злословящих Тебя пали на Меня»? То есть те, кто выступал против Иисуса, они выступали против Бога, потому что Иисус нёс подлинное откровение о Боге как не только о Творце, Законодателе и Судии, но откровение как о любящем Отце. И вот это очень трудно людям воспринять, для них всегда, на протяжении даже христианской истории, да и по сию пору, желательно воспринимать Бога как грозного Судью, Пантократора, Который грозно взирает с куполов храмов на нас – грешных и несчастных людей. Но здесь говорится о другом – «злословия злословящих Тебя пали на Меня». Пали на Господа Иисуса Христа, Того, Который в наибольшей мере открывает любовь Божию к людям.

И не только, конечно, речь идёт о судьбе самого Иисуса, но и о судьбе всего народа израильского. Собственно, Ветхий Завет это есть история избрания народа Завета, народа, с которым Бог заключает союз, чтобы он нёс этот Завет, нёс своё знание и откровение, которое он получал через пророков, нёс другим людям. И это совершалось на протяжении 20 веков, от заключения завета с Авраамом, потом Моисей и далее, мы это все примерно знаем. И мы видим, что отчаянное сопротивление оказывает языческое окружение этому единственному народу. Мы знаем, как при Антиохии Епифане в храм вносились идолы, статуи языческих богов, приносились им жертвы всевозможные, и животных, и так далее. Но не только это, ведь шло как бы планомерное часто истребление этого народа, и в древности, в Египте, и потом в Персии. И как бы вот эти злословия – народ, люди, сопротивлялись этой вести и с ненавистью относились к иудеям, прежде всего потому, что в отличие от других народов, они оставались такими, какими были, они не изменяли своей вере в единого Бога, Бога Авраама, Исаака и Иакова. И вот это упорство, оно, конечно, вызывало неприязнь, ненависть, что это они такие отдельные, хотят оставаться такими же, а не как все народы. Ну поклонялись Зевсу, ну теперь Астарте стали поклоняться, там ещё Ваалам, ещё там множество богов. В индуистском пантеоне, там тысячи богов и прибавить одного-другого – ничего страшного не произойдёт. И вот это противостояние Богу, оно, собственно, и вылилось вот в это противостояние тому народу, который Бог избрал.

И особенно чудовищные формы это приняло, как это ни странно, уже по истечении 20-ти веков христианства, когда нацистская идеология стала говорить о том, что вот это тот народ, который надо уничтожить в первую очередь, потому что они мешают нам жить. Вот они банки захватили, вот у них философы всякие, музыканты, врачи, пятое-десятое, всё евреи вокруг, вот нам от этого плохо живётся. Давайте мы их прогоним и сами установим новый порядок. И надо сказать, что эта идея очень многих людей захватила, даже людей вполне, так сказать, культурных, интеллигентных. Кнут Гамсун, известный норвежский писатель, он вполне разделил, надо сказать, фашистскую идеологию, и многие другие, о которых мы меньше знаем. И, в сущности, это ведь было стремление переделать тоже мир на свой лад, это в чём-то параллельно марксизму. Но там – установление диктатуры некоей партии, которая всё распределит, и все будут жить как нужно по указке сверху. А здесь такая чисто зоологическая точка зрения, что есть народы какие-то неполноценные, а самый полноценный, самый лучший народ, конечно, народ немецкий.

И за этим, надо признать, были и некоторые основания, вполне явственные, – что, действительно, народ замечательной культуры, дисциплинированный, трудолюбивый. Один мой близкий друг был в 60-х годах в экспедиции в Сибири, и там ещё сохранились деревни вот этих немцев, высланных из Поволжья. Немецкие колонисты, которых Екатерина когда-то пригласила в Россию жить, заполнить пустующие земли Приднепровья. И вот в русской деревне – покосившиеся избы, грязные дороги. Приходишь в немецкую деревню – стройные замечательные избы, тесовые мостовые, тротуары. В одних и тех же условиях, одни и те же колхозы, а вот как бы этот генетический тип себя проявляет по-другому совсем. И, конечно, это дало основание к тому, что мы самые лучшие, самые организованные, давайте мы, так сказать, заведём свой порядок, и как в животном мире, сильные выживают, слабые, так сказать, элиминируются, уничтожаются и будет новый порядок по всей земле, и человечество будет жить именно так, как оно должно жить.

Но у Бога планы совсем другие. Бог каждого человека хочет спасти, привести к познанию истины, независимо от того, к какой он принадлежит национальности, культуре, эскимос или немец, или англичанин, француз или какой-нибудь эвенк, и так далее. На разных уровнях находятся народы, и культурном, и интеллектуальном и так далее. Но для Бога все они – дети. И Бог хочет, чтобы все народы пришли к познанию истины. Поэтому те народы, которые более продвинулись в культурном, техническом отношении, призваны не уничтожать другие, менее успешные, а помогать им. Это – план Божий. Для этого Господь посылает на землю Мессию, для этого Господь посылает свой народ, чтобы действительно он нёс вот эту идею единобожия, чтобы он принёс миру Мессию, апостолов, Церковь, с тем, чтобы все люди земли пришли к познанию истины.

И вот это противостояние Богу в Его любви ко всем народам – оно как раз нашло своё выражение в нацистской идеологии: что есть нации, так сказать, особые; нации, так сказать, особо одарённые; а есть какие-то недочеловеки, в том числе и мы с вами – славяне. Так называемые, унтерменши – недочеловеки. И вот эта точка зрения, конечно, совершенно противоположна планам Божиим. И, естественно, что противостояние Богу, оно обрушилось и на тот народ, который Бог избрал. Было ли это сознательно или бессознательно – но факт налицо. И прежде всего уничтожение евреев, как именно противостояние Божиим замыслам, и внедрение в мир, в историю, своего, человеконенавистнического, такого зоологического замысла выживания только одного народа. Ну там близкие – англичане, французы – они почти, так сказать, тоже германцы, но немножечко их там евреи подпортили, вот если мы всех уберём – то всё будет хорошо. И вот мы видим, как это всё кончилось, это страшная трагедия, и действительно, вот эти слова что «злословия злословящих Тебя пали на Меня» относятся не только к Мессии. Они относятся и к тому народу, который дал миру, дал истории Мессию. Они, эти нападки и преследования, они как бы мистически за это. «Не за то, что распяли, а за то, что родили», как писал один наш приходской замечательный поэт. И действительно, в этом всё дело, что противостояние, геноцид евреев был на самом деле противостоянием Богу и Его идее любви и драгоценности каждого человека.

И поэтому, естественно, эта борьба продолжается и до сих пор. Другие формы она приняла в России: здесь прямые гонения на Церковь, на верующих и так далее, и даже когда сейчас Церковь вроде уже получила все права и свободу, Слава Богу, прекрасно, замечательно, это внушает надежду на перспективу лучшую для нашей страны, и тем не менее всё равно – противостояние. Люди хотят вложить своё понимание в то откровение, которое нам дано в Евангелии, которое нам дано в христианстве. Вот какие-то есть православные, а какие-то не православные; мы лучше, а те хуже, и так далее; и вот эти исторические барьеры возникшие, они объявляются абсолютными и только один народ, только одна Церковь имеет право на существование, а все остальные соединения, они должны, значит, все стать православными. Мы понимаем, что, конечно, каждому народу Бог открывает свою грань в христианстве, каждый народ любим Богом и каждого Бог хочет привлечь.

Имея это огромное богатство православного богословия, православного богослужения, наша задача не превозноситься, не унижать кого-то, а наоборот, нести это как замечательную драгоценность, привлекающую других. Когда нам говорят о том, что вот, к вам приходят протестанты, католики – да, они приходят. Они приходят сначала познакомиться, а потом становятся православными, и это правда, это не выдумка. Вот давайте об этом помнить и не страшиться тех трудностей, которые неизбежны в нашей повседневной жизни, о чём и говорит апостол. Когда мы выходим на помощь кому-то, людям даже ближним, и конечно, все эти трудности, о которых он говорит, это передний край борьбы за добро, борьбы за любовь, за помощь каждому человеку подняться до познания истины. А люди этому сопротивляются, и люди, и народы, и идеологии, и так далее. И вот нам так важно понять, что мы – члены нового Царства, нового миропорядка, у которого глава – Господь Иисус Христос. Идти за Ним и помнить вот эти слова, которые говорит апостол Павел, что «Бог же терпения и утешения да дарует вам быть в единомыслии между собою, по учению Христа Иисуса». И единомыслие именно вот в этом служении, дабы мы «единодушно, едиными устами славили Бога и Отца Господа нашего Иисуса Христа».

Аминь.