протоиерей Александр Борисов
Проповедь на Литургии
18 июля 2010

Фонограмма


1 Кор.1,10-18

10Умоляю вас, братия, именем Господа нашего Иисуса Христа, чтобы все вы говорили одно, и не было между вами разделений, но чтобы вы соединены были в одном духе и в одних мыслях.

11Ибо от домашних Хлоиных сделалось мне известным о вас, братия мои, что между вами есть споры.

12Я разумею то, что у вас говорят: «я Павлов»; «я Аполлосов»; «я Кифин»; «а я Христов».

13Разве разделился Христос? разве Павел распялся за вас? или во имя Павла вы крестились?

14Благодарю Бога, что я никого из вас не крестил, кроме Криспа и Гаия,

15дабы не сказал кто, что я крестил в мое имя.

16Крестил я также Стефанов дом; а крестил ли еще кого, не знаю.

17Ибо Христос послал меня не крестить, а благовествовать, не в премудрости слова, чтобы не упразднить креста Христова.

18Ибо слово о кресте для погибающих юродство есть, а для нас, спасаемых,– сила Божия.

 

Мф.14,14-22

14И, выйдя, Иисус увидел множество людей и сжалился над ними, и исцелил больных их.

15Когда же настал вечер, приступили к Нему ученики Его и сказали: место здесь пустынное и время уже позднее; отпусти народ, чтобы они пошли в селения и купили себе пищи.

16Но Иисус сказал им: не нужно им идти, вы дайте им есть.

17Они же говорят Ему: у нас здесь только пять хлебов и две рыбы.

18Он сказал: принесите их Мне сюда.

19И велел народу возлечь на траву и, взяв пять хлебов и две рыбы, воззрел на небо, благословил и, преломив, дал хлебы ученикам, а ученики народу.

20И ели все и насытились; и набрали оставшихся кусков двенадцать коробов полных;

21а евших было около пяти тысяч человек, кроме женщин и детей.

22И тотчас понудил Иисус учеников Своих войти в лодку и отправиться прежде Его на другую сторону, пока Он отпустит народ.

 

 

Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа!

Сегодняшнее Евангельское чтение о насыщении пяти тысяч человек нам хорошо знакомо и мы всегда, когда читаем это место, всегда, конечно, сердце наше расположено к тому, чтобы благодарить Бога за то, что Он видит наши нужды; за то, что Господь ожидает от нас не только духовного возрастания, но и знает все наши естественные телесные потребности. И так же Господь Иисус, когда Он принимал эту толпу, сказано что Он исцелил больных, всех, кто требовал помощи, больных, и, мало того, позаботился о том, чтобы не ушли они от Него голодными и сотворил это великое чудо – насыщение пяти тысяч человек. Конечно, для нас это великое утешение, что Господь знает наши нужды, знает наши потребности, и приходит в этот мир не только для духовного наставления, но и для помощи нам во всех наших материальных нуждах.

И, конечно, это место имеет разные толкования. Одно из них я впервые прочел еще у Димитрия Мережковского, «Иисус неизвестный», было написано в начале XX века. Там предлагалось такое своеобразное толкование, которое, впрочем, довольно таки распространенно о том, что там не было физического умножения пищи, а было просто то, что, конечно, каждый крестьянин, когда шел к какому-то проповеднику, пророку, не мог не взять с собой хотя бы небольшого запаса еды. Но, как правило, люди, конечно, ограничиваются тем, что только это для себя. Чтобы не показать, что у них еда есть, сесть где-нибудь в сторонке и так далее… Мы читаем такое странное место из 1-го Послания к Коринфянам, оно очень странно для нас, о том, что апостол Павел говорит членам христианской общины, что когда вот вы приходите, собираетесь вместе, что иной упивается, а другой сидит там голодный. То есть ясно, что там складчины не было, а каждый ел своё. Ну, конечно, нам сегодня это представить довольно странно. Но, во всяком случае, так было, и Послание об этом свидетельствует. И вот Иисус первый подал пример, спросил: «сколько у вас есть еды?» у учеников. – «Вот, у нас пять хлебов и две рыбы». – «Раздайте народу». И так Мережковский толкует, что когда увидели люди, что ученики Христа делятся последним, что у них есть – они тоже развязали свои котомочки и тоже начали со всеми делиться и так, что не только каждый насытился, но еще и множество осталось кусков.

Ну, это, так сказать, толкование такое светское, мирское. Хорошее, но, видимо, все-таки не вполне соответствует Евангелию, потому что это чудо описывается во всех четырех Евангелиях, даже дважды совершается оно, и, все-таки, там ясное указание на физическое умножение этого хлеба и рыбы. Ну, я думаю, что можно иметь в виду оба толкования. Они, думаю, не противоречат друг другу, а друг друга дополняют. Во всяком случае для нас это великое наставление, что мы, христиане, должны не только нести духовное просвещение людям, но должны, конечно, и заботиться о материальной помощи им.

И вот этот предмет, конечно, вызывает множество сомнений, потому что часто обращаются люди, которые явно говорят неправду: «Помогите нам на то, на сё», или просят какие-то такие суммы, которые приход не в состоянии дать, и так далее. Словом, эта проблема остается перед нашей Церковью и как-то надо ее решать. Может быть, лучше организовать эту помощь; может быть, кому-то поручить не сразу решать – нуждается этот человек или нет. Как мне рассказывали в некоторых приходах, у них есть такая группа, и эта группа, они смотрят документы человека и решают – действительно ли он нуждается или просто собирает на выпивку или что-то в этом роде. Но, во всяком случае, со стороны каждого из нас, прихожан, конечно хорошо, когда приходим в храм, жертвовать вот в эти кружечки на дела милосердия, участвовать в этой работе, потому что мы имеем прекрасный эквивалент всякой такой милосердной работы – деньги. Не всякий может кормить бомжей, не всякий может посещать больных, но если человек вложил какую-то свою небольшую лепту, то, во всяком случае, эти средства всегда могут быть использованы для этого труда. Или для того, чтобы помогать деньгами кому-то, или кого-то, так сказать, нанять, чтобы человек ходил к больным, словом, тем самым будет участие всей общины вот в этой работе.

И то, что это действительно является нашим первоочередным делом, свидетельствует память тех святых, которых сегодня наша Церковь вспоминает – это преподобный Сергий Радонежский, обретение мощей которого мы сегодня празднуем. Преподобный Сергий начинает с себя, начинает с того, что уходит не так может быть далеко в лесную чащу, и начинает жить один именно во имя, строит храм во имя Святой Троицы. Всё время как бы его лозунгом, что Троица для него – образ Божьей любви, которая противостоит ненавистному человеческому разделению. И, действительно, в служении преподобного Сергия, быть может, было главной духовной составляющей – соединение всей Руси. До сих пор мы видим, что Троице-Сергиева Лавра остается духовным центром России.

Но не только себя, свою душу спасал преподобный Сергий, а вокруг него, как вокруг светильника, стало собираться множество его сподвижников, и он получил великое благословение, и вот у нас здесь икона, слева от вас, – посещение Пресвятой Богородицей преподобного Сергия. А справа от вас – копия рублевской Троицы – гениальное изображение этой любви Божией, этого единства трех Лиц, удивительное, такое догматически выраженное и прекрасно эстетически исполненное. И вот эта идея преподобного Сергия, она как бы присутствует в обеих этих иконах, которые мы поместили именно напоминая о том, что община наша создана была после гибели отца Александра Меня, который как раз жил и погиб именно на этой тропиночке, которая вела от Радонежа на Маковец, на эту самую горочку, где был основан монастырь и сейчас строится Сергиева лавра. Чтобы как бы вот это преемство, напоминание нам всегда было перед нашими глазами.

И вот преподобный Сергий создает монастырь, вокруг которого собираются уже и крестьяне, собираются люди, и он становится каким-то центром поддержки не только духовной, но и материальной. Вы все, конечно, хорошо знаете о его житии, я напомню только один момент: когда было очень голодно и у братии оставалось мало пищи, у одного брата была какая-то еда, и преподобный Сергий за какие-то эти вот сухие корки предложил брату пристроить сени к его келье и не согласился на плату даже в виде этих сухих хлебных корок и не брал ее до того времени, пока в течение дня не закончил эту работу. Вот такой пример удивительного смирения и взимания платы по окончании работы давал сам преподобный своим собратьям. Когда было недовольство суровым уставом монастырским, хотя и не такой уж он был суровый, но, во всяком случае, преподобный не стал спорить с братьями, а просто ушел в другие монастыри на север и вскоре они поняли, что им без него гораздо хуже и нашли его, через какое-то время его вернули. Потрясающий замечательный святой нашей земли, который дает пример вот такого христианского смирения, такого христианского попечения не только о спасении души, но и о помощи материальной каждому человеку.

Память другой святой – княгиня Елизавета Федоровна, родная сестра императрицы, тоже из знатного рода, внучка королевы Виктории Английской, собственно, она ее и воспитывала – стала женой генерал-губернатора, Великого Князя Сергея. И когда в феврале 1905 года он был убит террористом Каляевым, то она пошла сама встретиться с ним, с этим убийцей, в тюрьму и писала прошения императору Николаю Второму о помиловании этого человека. На месте его гибели был установлен крест – памятник по проекту Виктора Васнецова с надписью «Отпусти им, Господи, ибо не ведают что творят». Вот это должно быть, по-видимому, такое отношение к каждому бессмысленному акту жестокости – слова Христа, которые Он говорил, когда Его распинали на кресте. Вот пример отношения христиан к их врагам, которое подтверждает апостол Павел: «не проклинайте гонителей ваших, а благословляйте». Благословляйте, то есть желайте им добра, обращения, покаяния, и это будет оружие против всякого рода зла.

И вот с этого момента, это было в феврале 1905 года, Елизавета Федоровна сразу останавливает свою светскую жизнь, спектакли, пьесы, она была еще прекрасным художником, а целиком погружается в благотворительную работу для бедных. Строит Марфо-Мариинскую обитель, она и сейчас существует на Большой Ордынке, и там основывает такую общину для помощи бедным, помощи сиротам и так далее. Особенно эта помощь была обширной во время Первой мировой войны, с 1914 года. Хотя она подвергалась страшной клевете, что она, будучи немкой по происхождению, она – германская шпионка, и так далее. А когда свершилась революция, причем еще Февральская, я вчера с удивлением, когда готовился к проповеди, на сайте увидел это впервые в жизни и может быть это неправда – кто подскажет, буду благодарен – что уже Временное правительство запретило частную благотворительность. Очень странно. Для большевиков это понятно, а вот для Временного правительства это странно. Но так или иначе возможности помощи стали для нее очень ограниченными. Причем в этой обители уже после революции, в 1918 году, служил Патриарх Тихон, и на следующий день после его служения Елизавета Федоровна была арестована, выслана в Пермскую область. И на следующий день после гибели царской семьи, расстрела, была расстреляна она и много родственников царя, но не в Екатеринбурге, а в Алапаевске. И сброшены живьем в шахту, туда гранаты кинули, кислоту соляную, и прочее, и прочее, вообщем, зверская расправа без всякого суда над царской фамилией.

И вот именно эта женщина становится святой, Церковь наша ее прославляет, после того, как получила уже свободу. И замечательный образ: ее мощи были изъяты из этой шахты наступившими войсками Колчака, Белой армией, и затем перевезены через уже Харбин и далее, перевезены были в Иерусалим и сейчас они покоятся в монастыре Марии Магдалины, который как раз она тоже построила на свои средства, близ Иерусалима.

Вот такие замечательные святые, такие замечательные примеры, которые нам даются. О нашем отношении к врагам, о нашем отношении к бедным людям, о том, что христианское служение – это есть именно служение милосердия, служение добра и любви.

Аминь!