протоиерей Александр Борисов
Проповедь на Литургии
22 января 2012

Фонограмма


Еф., 4, 7-13.

7Каждому же из нас дана благодать по мере дара Христова.

8Посему и сказано: восшед на высоту, пленил плен и дал дары человекам.

9А "восшел" что' означает, как не то, что Он и нисходил прежде в преисподние места земли?

10Нисшедший, Он же есть и восшедший превыше всех небес, дабы наполнить все.

11И Он поставил одних Апостолами, других пророками, иных Евангелистами, иных пастырями и учителями,

12к совершению святых, на дело служения, для созидания Тела Христова,

13доколе все придем в единство веры и познания Сына Божия, в мужа совершенного, в меру полного возраста Христова;

 

Мф., 4, 12-17.

12Услышав же Иисус, что Иоанн отдан под стражу, удалился в Галилею

13и, оставив Назарет, пришел и поселился в Капернауме приморском, в пределах Завулоновых и Неффалимовых,

14да сбудется реченное через пророка Исаию, который говорит:

15земля Завулонова и земля Неффалимова, на пути приморском, за Иорданом, Галилея языческая,

16народ, сидящий во тьме, увидел свет великий, и сидящим в стране и тени смертной воссиял свет.

17С того времени Иисус начал проповедовать и говорить: покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное.

 

Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа!

Пожалуй, главная тема библейского повествования и вообще человеческой истории – это борьба за власть человека с Богом. Она начинается с самого начала, когда искушение от сатаны в образе Змия приходит к человеку и говорит о том, что ты можешь взять с этого дерева плод познания добра и зла. То есть власти над всем. Это образ, добро и зло, и всё, что между ними, власти над всем. И тогда ты не умрёшь, как тебе сказал Бог. А наоборот, ты будешь как Боги, знающие добро и зло, то есть имеющие власть над всеми. Ну, конец истории всем известен этой. Адам слушается жену, а когда видит, что вместо равенства с Богами они становятся просто голыми зверями, прячется от Бога, прикрывается, и так далее. Когда Бог спрашивает, давая ему шанс покаяния, “не ел ли ты от дерева, от которого запретил тебе есть?” Ответ – жена, которую Ты мне дал, дала мне, и я ел. Я ни при чём, во всём Ты виноват. И вот эта борьба за власть со стороны человека идёт постоянно. И праведными, и созидающими жизнь, оказываются те люди, мужчины и женщины, правители, цари, пророки, военноначальники, которые ищут именно воли Божией. И когда Господь говорит пророку своему, Иилу, ”Помажь им царя”, они просят, чтобы иметь царя, как прочие народы, потому что они ещё не готовы к тому, чтобы жить по воле Божией. Как говорит автор “книги Царств”, в то время в Израиле не было царя, каждый поступал так, как казалось ему справедливым. То есть не по воле Божией, не так, как он знает из закона, а как ему казалось справедливым. Ну, это понятно, полная анархия. Одному кажется одно, другому другое, третьему третье, и так далее.

И вот когда приходит Господь Иисус, то мы видим сегодняшнее Евангелие, что Его служение начинается тогда, когда Иоанн Креститель, который шёл перед Ним, был схвачен Иродом, посажен в тюрьму, и с этого момента Иисус принимает эстафету проповеди Царствия Божия. Власти Бога, который даёт людям счастье и радость, который вводит их в Царствие Небесное. Царствие Небесное это не топографическое обозначение, вот где-то там на какой-то высоте, там в стратосфере или атмосфере, а Царствие Небесное - это состояние сердца, это духовное начало, которое берёт весь приват жизни человека. Положение нищих духом, ибо их есть Царствие Небесное. Вот когда человек предпочитает именно Божие слово, не хлебом одним будет только жить человек, то есть хлеб необходим, но всяким словом, исходящим из уст Божиих.

И говорится царям благословение, проклятие. Если царь будет постоянно в законе, слушаться Бога и поступать по Его воле, то будет благоденствие, если нет – то всё будет наоборот. И вся история наполнена именно этим. И вот сегодняшний святой, день которого мы празднуем, святой Филипп, митрополит Московский, является к этому прекрасной, замечательной иллюстрацией. Один из замечательных, мужественных служителей Церкви, который не побоялся государственной власти сказать, что над ним есть власть Бога, и то, как он, царь Иван Грозный живёт, то это есть сплошное зло, а никакое не установление порядка.

Филипп, митрополит Московский, в крещении Фёдор, Филипп – это его монашеское имя, родился в самом начале 16-го века, в 1507 году в знатной семье бояр Колычевых. С детства он увлекался чтением книг, священного писания, был замечательно грамотен человек. И вот, когда ему было около 30-ти лет, он в храме, и он был близко знаком с царём, был один из друзей его детства, будущего Ивана Грозного. И ему предстояла блестящая карьера и военноначальника, и администратора, и в общем всё было бы прекрасно. Но однажды, в возрасте около 30-ти лет, он в церкви услышал слова во время чтения, вот так бывает, когда человек что-то слышит, наряду с тем, что что-то читается, поётся, и всё, и вдруг что-то особенное человек принимает как призыв Божий, обращённый к его сердцу. Он услышал слова, что никто не сможет работать двум господам. Или будут одного любить, другого ненавидеть, не можете служить Богу и богатству. И он в скором времени оставляет родительский дом, тайком от близких уходит работать сначала в один монастырь, потом в другой, в самой простой одежде. Наконец-то он доходит до Соловецкого монастыря, исполняет там всякие тяжёлые, обычные работы, и через какое-то время он уже в 1546 году становится начальником, игуменом этой Соловецкой обители. И при нём она замечательно расцветает, всё прекрасно, и 20 лет он игуменствовал, то есть возглавлял, Соловецкий монастырь, известный нам и в наше время.

Но спустя 20 лет царь Иван Грозный призывает его на служение, на возглавление, Русской Православной Церкви. Тогда ещё патриархов не было, были митрополиты, Московский во главе Церкви. И призывает его возглавить Русскую Церковь. Митрополит Филипп отказывается. Он тогда ещё не был митрополитом, был ещё игуменом, отказывается, понимая, что то, что та политика, которую проводит царь, жестокая, страшная, ненужная. Все эти разделения, земщина, опричнина,  фактически такой отряд, ну как их лучше назвать там, гитлерюгент, что-то в этом роде. Но царь ему как бы гарантирует поддержку, прислушиваться к нему, и так далее. И он становится митрополитом. Но в скором времени, уже через два года, когда пошли опять казни бояр, жестокие, несправедливые, все эти самые опричники, бандиты и разбойники, в монашеских одеждах после всяких своих бесчинств. И на неделе Крестопоклонной, на службе, когда царь просит у него благословения в очередной раз, Филипп отказывает ему в благословении и напротив, обличает его за жестокие, несправедливые казни, за ту жестокость, с которой он правит своей страной. То есть он сохраняет за собой право печалования и входит в конфликт с царской властью. Грозный царь заявляет: “Нас не слушаешь? Посмотрим твою крепость”. И в скором времени он арестован, собирает собор царь, причём посылают специальных людей в Соловецкий монастырь, чтобы там людей, которые будут против него свидетельствовать, обвиняют его чуть ли не в колдовстве, ну всяких таких безумных вещах. Причём люди, которых он, так сказать, рукополагал, многие, даже под пытками не пожелали лжесвидетельствовать, ну а многие согласились, особенно тот игумен очередной, которому обещали епископскую кафедру, он соглашается, и созывается собор, его обсуждают. Но уже осуждённого, уже свергнутого Филиппа, заставляют ещё очередной раз служить литургию. Такое издевательство, чтобы арестовать его не просто где-то там в углу, а во время литургии, всенародно. И опричники врываются посредине литургии в храм, арестовывают его, срывают одежды с него, облачают в какую-то там хламиду, и на дровнях простых, на санях увозят в ссылку, в Отроч монастырь, где он целый год там томится, закованный, в цепях. И однажды, когда царь ехал в Новгород, вместе со своим подручным, Малютой Скуратовым, посылает его к Филиппу, “пусть даст нам благословение на покорение Новгорода”. Филипп уже знает об этом, за три дня. Есть известие, что он предвидел свою кончину, причастился святых Христовых тайн, и когда Малюта приходит и просит благословения, он говорит, что “на злое дело никогда не дам, только на доброе”. И Малюта, так сказать, разгневанный, его задушил. Вот такая печальная судьба.

Спустя примерно 25 лет, уже сын Ивана Грозного, Фёдор Иоаннович, открывает мощи и устанавливается праздник памяти, вот 23 декабря по старому стилю, день кончины митрополита и насильственной смерти. Спустя примерно 70 лет, уже при Алексее Михайловиче, праздник переносится, потому что 23 декабря – это Крещенский сочельник, с тем, чтобы, по-видимому, отдать большую честь этому удивительному служителю церкви. И поэтому постановлено было праздновать вот на 9 января по старому стилю или 22 число, вот сегодня мы эту память вспоминаем.

 Но мы вспоминаем сегодня и другую дату, к нам гораздо более близкую. Сегодня день рождения отца Александра Меня. Тоже замечательного служителя, человека удивительной образованности, эрудиции, удивительной душевной теплоты и любви, удивительного труженика. В его служении он получил все награды, которые только может получить женатый священник. И митра, открытые Царские врата, там всё прочее, вот, и все свои лекции и выступления замечательные в последние три года своей жизни, он совершал по благословению митрополита Ювиналия, который с момента его убиения, 9-го сентября 1990 года, всегда в этот день служит в новой деревне литургию, панихиду совершает. То есть для него это ни одного дня, ни одного раза он не пропустил на протяжении этих 22 лет с момента убиения отца Александра.

В этот день, когда он родился, они жили в коммунальной квартире, обычной, а ведь советская страна тогда день особо отмечала. Это был в траурной рамке день, 22 января день кончины известного вождя Ленина Владимира Ильича. И когда Алика новорожденного принесли, там соседи говорили, ну вот, мол, на смену Ленину родился, мол. А сосед один, Иван Иванович, я его ещё хорошо помню, такой усатый старичок был, крупный, солидный, был когда-то владельцем фабрики в Иваново, чудом остался жив, вот. Он таким басом тихо сказал: “Довольно одного!” Так что оценка его была понятна. “Довольно одного”, в смысле Ленина.

Ну все вы знаете, конечно, замечательные книги отца Александра, его удивительную жизнь, и вот эту трагическую, мученическую, в сущности, смерть за то, что он слишком был яркой фигурой. Он не совпадал, видимо, с тем образом церкви, который строили себе спецслужбы. Они видимо хотели такое декоративное, что-то такое националистическое, а не евангельское. Ну и поэтому, вот, видимо где-то было решено в то время разброда, 91-й год, решено хотя бы вот с этим покончить.

Что для нас эти дни говорят? Они говорят о том, что мы действительно должны, прежде всего, искать власти Бога, Его закона. Потому что мы должны понимать, что когда апостол говорит “нет власти ощень от Бога”, речь идёт о самом принципе власти против анархии. Потому что анархия – полный хаос, полный разброд, и это ещё хуже. Но понятно, что всякая власть должна прежде всего ориентироваться прежде всего на те нормы, которые нам говорит Господь.

Вот если как Библия нам и говорит: “Если царь послушен Богу, то царство его процветает”. И наоборот. Давайте вот об этом молиться, о нашей трудной сегодняшней ситуации в стране, которая находится, я думаю, в переходном периоде от тоталитарного советского режима, к демократии. Переход очень трудный, потому что страна, которая 70 лет жила под атеистической диктатурой, она даёт плоды соответствующие: бесчестность, лень, разгильдяйство, обман, преступления и так далее и так далее. И думаю что, прежде всего, надежда на церковь, то есть на нас с вами. Нас, которые здесь стоят, которые стоят в других церквах, которые действительно желают жить по правде Божией, а не так, что по телевизору покажут. Давайте об этом молится, давайте терпеливо проходить этот путь, понимая, что это неизбежность такого переходного, запутанного периода. Будем надеяться и верить Господу, благодарить Его за то, что нам сейчас всё дано, чтобы мы были действительно Его служителями. Храмы открыты, Евангелия есть, Библии есть, книги продаются, прекрасно всё. Всё зависит от нашего народа, от того, насколько он сможет действительно, по-настоящему покаяться, не валить там на кого-то, какая-то там закулиса мировая правит. Думаю, что наши озёра и реки загаживает не закулиса, наши подъёзды расписывают всякими бранными словами тоже не какие подосланные шпионы, а мы сами. Вот думаю, через покаяние страны нашей мы сможем прийти к действительно цивилизованной, прекрасной, богатой стране, достойной нашего прекрасного прошлого.

Аминь.