протоиерей Александр Борисов
Проповедь на Литургии
26 февраля 2012

Фонограмма


Рим., 13,11-14,4.

11Так поступайте, зная время, что наступил уже час пробудиться нам от сна. Ибо ныне ближе к нам спасение, нежели когда мы уверовали.

12Ночь прошла, а день приблизился: итак отвергнем дела тьмы и облечемся в оружия света.

13Как днем, будем вести себя благочинно, не предаваясь ни пированиям и пьянству, ни сладострастию и распутству, ни ссорам и зависти;

14но облекитесь в Господа нашего Иисуса Христа, и попечения о плоти не превращайте в похоти.

Глава 14.

1Немощного в вере принимайте без споров о мнениях.

2Ибо иной уверен, что можно есть все, а немощный ест овощи.

3Кто ест, не уничижай того, кто не ест; и кто не ест, не осуждай того, кто ест, потому что Бог принял его.

4Кто ты, осуждающий чужого раба? Перед своим Господом стоит он, или падает. И будет восставлен, ибо силен Бог восставить его.

 

Мф., 6, 14-21.

14Ибо если вы будете прощать людям согрешения их, то простит и вам Отец ваш Небесный,

15а если не будете прощать людям согрешения их, то и Отец ваш не простит вам согрешений ваших.

16Также, когда поститесь, не будьте унылы, как лицемеры, ибо они принимают на себя мрачные лица, чтобы показаться людям постящимися. Истинно говорю вам, что они уже получают награду свою.

17А ты, когда постишься, помажь голову твою и умой лице твое,

18чтобы явиться постящимся не пред людьми, но пред Отцом твоим, Который втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно.

19Не собирайте себе сокровищ на земле, где моль и ржа истребляют и где воры подкапывают и крадут,

20но собирайте себе сокровища на небе, где ни моль, ни ржа не истребляют и где воры не подкапывают и не крадут,

21ибо где сокровище ваше, там будет и сердце ваше.

 

 

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

 

Шестая глава Евангелия от Матфея, отрывок из которой сейчас вы слышали на Божественной литургии, посвящена трём основным составляющим ветхозаветной религии: это милостыня, молитва и пост. Вчера, в субботу, читалась первая часть этой главы, где как раз говорилось о милостыне, говорилось о молитве, а сегодня говорится продолжение: истолкование молитвы Господней, которую сам Господь даёт, и о посте. И все эти составляющие – милость, молитва и пост – везде Господь говорит, особенно подчёркивает, чтобы это не было только внешне, чтобы это не было напоказ. “Не творите милостыни вашей перед людьми, чтобы вас восхваляли, а творите тайно, и Отец, видящий тайное, воздаст вам явно”. О молитве тоже говорится, чтобы это не было напоказ, как было в то время, когда люди на улице молились, стояли, долго причитали, и прочая, чтобы показать, какие они благочестивые. И то же самое и про пост, чтобы это не было показным. Лица свои помрачали, не расчёсывали бороды, с всклокоченными волосами ходили, грязные и немытые, и так далее, чтобы показать: вот я пощусь. Потому что это всё называется одним словом – фарисейство.

В то время это не было таким ироничным и таким осуждающим словом. Фарисеи – это была партия, в которой были благочестивые люди, которые учили народ именно как правильно соблюдать субботу, все обычаи, все тончайшие предписания, все, так сказать, мелочные правила и прочая, прочая. И казались учителями народа, и вели народ к Богу. Но кончилось тем, что именно фарисеи и те, кто были с ними, их союзники, распяли пришедшего к ним Бога. И вот эта страшная опасность внешней, показной веры, и от этого, прежде всего, Господь нас оберегает.

Конечно, в наше время это не так существенно, не так это ярко, но в нас другое есть, противоположная, так сказать, крайность, когда “ну это всё не имеет значение, ну это так неважно”. Вот этого не должно быть, крайностей не должно быть, должно быть именно следование тому духу и тому, что Господь нам говорит. Чтобы мы творили милостыню втайне, чтобы молитва тоже наша была и в Церкви, и дома. Это два разных, как бы, вида молитвы, один другому нисколько не мешает, а дополняет другого.

И вот говоря о молитве, Господь говорил о молитве “Отче наш...” Все мы прекрасно её знаем, миллионы христиан её ежедневно читают. А разъясняет в ней Господь только одно и самое главное. Вот именно, когда Он говорит: “прости нам долги наши, как и мы прощаем должникам нашим”. Вот это самое главное. Понятно, что каждый день мы согрешаем, какие-то допускаем ошибки, какой-то гнев, раздражение, какую-то неточность в своих мыслях, выражениях и так далее, и так далее. И поэтому, конечно, совершенно прав Давид, когда в псалме говорит: “и грех мой предо мною всегда”. Но это не должно нас сокрушать и угнетать, потому что это должно всё растворяться в той милости Божией, в той любви Божией, которая нам открылась через Крест. “Так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего, чтобы каждый верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную”. И вот это должно соединяться в нашем сердце, и при этом важным условием является то, что вот это прощение постоянное мы получаем тогда только, когда мы сами можем прощать других людей. Вот это главное условие.

Митрополит Антоний Сурожский вспоминает, как он несколько недель не мог молиться этой молитвой “Отче наш…”, потому что он так поссорился с каким-то человеком, и настолько желал ему чего-то плохого, что не мог эти слова произносить: “прости нам, как и мы прощаем”, потому что понимал, что если как он прощает, то это ему не выжить просто, если так будет Бог к нему относиться, как он относится к этому своему приятелю, согрешившему против него. Так что вот об этом важно помнить и помнить о том, что же такое прощение? Это довольно трудная задача, потому что некоторые говорят, что простить – значит забыть. Правильно ли это? Я думаю – нет! Это совершенно неправильно. Простить, думаю – это прежде всего не иметь зла, не желать отомстить, отдать это Богу, понимая, что да, человек плохо поступил, но Господь сказал: “Мне отмщение, и Я воздам”. Потому что в своей мести, как граф Монте-Кристо и прочее, мы можем перейти все границы и из правых сделаться виноватыми. Думаю, что, прежде всего, прощение – это отсутствие вот этого зла, отсутствие желания отомстить и некоего ещё злорадства, когда человек говорит: “а вот ты так сделал, я так и знал, что ты так сделаешь”.

А вот другое дело, что, конечно, забыть какие-то вещи было бы тоже неправильно. Мы знаем о преступлениях во время Великой Отечественной войны, еврейский геноцид – 6 миллионов уничтожено, 20 миллионов наших россиян и других народов России погибло в сталинских лагерях. Простить? Да, наверное. Эти люди не ведали, что творили, это правда. Они были обмануты пропагандой, они были совершенно в плену вот этих ложных убеждений о превосходстве одной расы над другой, или одного строя над другим строем, или пролетариев над всеми остальными, так сказать, классами и так далее… То есть, мы видим, что вот этот антагонизм не должен быть забыт, чтобы это не привело к тому же самому. Мы не можем забыть: “а, ну вот это наша история, прошлое, всё это прошло, лагеря, надо теперь смотреть в будущее, строить заново”. Вот если мы это забудем, мы опять будем наступать на те же самые грабли. И так во всём.

Если пришёл ко мне какой-то приятель и, так сказать, напился и прочее, прочее, поскандалил, то, конечно, в следующий раз, я если и даже его позову, то уж по крайней мере буду стараться ограничиться чаем или кофе, а не уже алкогольными напитками. Так что помнить о том, чтобы не возвращаться к тому же самому, не в плане злопамятности, как раз такие мелкие какие-то грешки, вот чего-то не так сказали, человек годами это носит, вот меня обидели, и всё. Вот эта обидчивость тоже является грехом, это не нужно. Но помнить как причину, что привело к этому греху, достаточно серьёзному или просто к страшным злодеяниям – необходимо, чтобы не повторять, чтобы не проходить те же самые уроки заново, а, пройдя их, уже идти к тому, чтобы не повторять этого.

Ну и, наконец, Господь говорит о посте. Вот пост, чтобы внешне человек выглядел так же, чтобы не отличался, как-то так особенно нечесаный, небритый ходил, а чтобы нормально выглядел, чтобы пост был пред Богом. Вот это воздержание, которое необходимо, как некая жертва части времени, части развлечений, чтобы больше отдать места в сердце своём духовной пище вместо телесной. Ведь мы, люди, нуждаемся в трёх видах пищи, потому что мы состоим из тела, души и духа. Мы нуждаемся в телесной пище, понятно, себя поддерживать, даже во время поста какой-то минимум необходим; в душевной пище – книги, развлечения, музыка, друзья, природа, путешествия, и так далее. Но так же мы нуждаемся и в духовной пище. Если будем себя лишать, то и подступает раздражение, и злоба, и непрощение, и уныние, и всё прочее, прочее, прочее. А духовная пища – это и есть молитва, слово Божие, это есть участие в церковных таинствах, чтение духовных книг, где мы черпаем для себя опыт других людей, которые до нас прошли христианским путём. Вот давайте об этом с вами помнить, и особое место именно во время поста уделять вот этой нашей духовной составляющей нашего человеческого существа.

Аминь.