протоиерей Александр Борисов
Проповедь на Литургии
24 февраля 2013

Фонограмма


2 Тим., 3, 10-15.

10А ты последовал мне в учении, житии, расположении, вере, великодушии, любви, терпении,

11в гонениях, страданиях, постигших меня в Антиохии, Иконии, Листрах; каковые гонения я перенес, и от всех избавил меня Господь.

12Да и все, желающие жить благочестиво во Христе Иисусе, будут гонимы.

13Злые же люди и обманщики будут преуспевать во зле, вводя в заблуждение и заблуждаясь.

14А ты пребывай в том, чему научен и что тебе вверено, зная, кем ты научен.

15Притом же ты из детства знаешь священные писания, которые могут умудрить тебя во спасение верою во Христа Иисуса.

 

Лк., 18, 10-14.

10два человека вошли в храм помолиться: один фарисей, а другой мытарь.

11Фарисей, став, молился сам в себе так: Боже! благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди, грабители, обидчики, прелюбодеи, или как этот мытарь:

12пощусь два раза в неделю, даю десятую часть из всего, что приобретаю.

13Мытарь же, стоя вдали, не смел даже поднять глаз на небо; но, ударяя себя в грудь, говорил: Боже! будь милостив ко мне грешнику!

14Сказываю вам, что сей пошел оправданным в дом свой более, нежели тот: ибо всякий, возвышающий сам себя, унижен будет, а унижающий себя возвысится.

 

 

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

 

Сегодняшний воскресный день называется Неделя о мытаре и фарисее, по той евангельской притче, которую вы сейчас слышали. И с этого времени начинается уже приближение наше к очень важному периоду нашего церковного года, называемого Великий Пост, который нас будет готовить к празднику Пасхи, чтобы мы вновь пережили это событие, которое изменило жизнь всего мира.

В прошлое воскресение мы слышали Евангелие о Закхее, о мытаре, который хотел увидеть Господа Иисуса. Хотя он был человек грешный, неправедный, алчный, скаредный и так далее, но, тем не менее, он не был безразличен к духовной жизни. И когда он услышал, что этот проповедник удивительный, Иисус из Назарета, проходит мимо, в Иерихоне, он бросился, чтобы посмотреть, но толпа мешала, а он маленького роста был. Залез на дерево, чтобы только увидеть Господа. И Господь заметил этого человека и сказал: “Сойди скорее, Мне сегодня надобно быть у тебя в доме”. И тот сошёл, радуясь. А праведные люди, фарисеи и другие праведные люди, смотрели и осуждали, что Он зашёл в дом к грешному человеку.

Господь ничего ему не говорил, во всяком случае Евангелие нам ничего не говорит о том, что Он обличал его, что-то такое указывал, нет. А вот само то внимание, само присутствие Господа, Его обаяние, благодать – мы называем – которые исходили от Него, совершенно изменили сердце Закхея. Закхей встал и сказал: “Половину имения отдам нищим, а кого чем обидел – воздам вчетверо”. И Господь сказал: “Ныне пришло спасение дому сему.

И вот сегодня как бы продолжение этой истории. Конечно, они в тексте не идут одна вслед за другой, это уже как бы интерпретация церковного Предания, но для нас это всё равно важно. Сегодня вот притча о мытаре и фарисее. Как бы вот этот самый Закхей, которого в прошлое воскресенье вспоминали как он покаялся, и не только покаялся, отдал часть имения и всё такое, но и пришёл в храм помолиться. И те благочестивые люди, которые осуждали Господа, что Он зашёл к этому грешному человеку, тоже были в храме, тоже молились. И один из них молился так: “Как хорошо Господи, благодарю, что я такой хороший, что я не такой, как эти прочие, или как этот мытарь”. А тот стоял, не смел глаз поднять к небу, только бил себя в грудь, и говорил: “Боже, будь милостив мне, грешному”.

Вот такая удивительная история о том, как грешный человек оказывается более близким к Богу, получает большее оправдание чем тот, кто, казалось бы, всё делал правильно, всё выполнял, всё. Почему? Просто потому, что у этого праведного человека не было важнейшего качества – любви.

У нас в притворе висит такой текст, что без любви всё ничто. Обязанность без любви делает человека несправедливым, раздражительным. Гордость без любви делает человека превозносящимся. И там много перечисляется чего, и говорится – вера без любви делает человека фанатиком. То есть, он фанатично исполняет все внешние предписания, но полагает, что вот он-то именно и есть тот самый предел добродетели, который ожидает от человека Господь. И вот это отсутствие любви и порождает вот это фарисейство, любовь к обряду, любовь к уставу, любовь ко всяким внешним проявлениям. Конечно, они должны быть, всегда необходима какая-то форма. Если мы хотим набрать воды – мы берём стакан, без него мы не удержим эту воду. Но стенки стакана могут быть разные, могут быть такие толстые, что там для воды уже не останется места. Вот так происходит, когда основное внимание на форму, на какие-то внешние признаки.

И ещё следует вспомнить вчерашнее евангельское чтение, которое как раз предшествует вот этой притче о мытаре и фарисее, об этих двух людях. А это была притча о неправедном судье, который, как сам говорил, Бога не боялся и людей не стыдился. Но к нему приставала одна вдова, чтобы он защитил её от соперника, от обижающего её человека, а он долго этого не делал. Но поскольку она неотступно за ним следовала, то он сказал сам себе: “Хоть я и Бога не боюсь и людей не стыжусь, но, поскольку эта вдова мне докучает всё время – ладно, защищу её”. И Господь говорит, такой странный вывод: “Посмотрите, даже неправедный судья уступает её просьбе. Бог ли не услышит тех, кто Ему молится всё время, хотя и медлит подать им защиту вскоре”.

Медлит почему? Потому что зло и добро сосуществуют в этом мире. И ответом на это является другая притча о плевелах, когда вместе растут в поле и пшеница и плевелы. И слуги говорят господину: “Повели, мы пойдём вырвем эти плевелы, чтобы они не мешали пшенице”. А он говорит: “Нет, потому что, вырывая плевелы, вы будете вырывать и пшеницу тоже, оставьте всё расти до жатвы”. А потом Господь разъясняет, что жатва – это кончина века. Следовательно, нам определённым образом говориться, что это противостояние добра и зла будет на протяжении всей истории, до её самого конца. И, тем не менее, Господь слышит тех, кто обращается к Нему с молитвой и подаст им защиту, но медлит. Медлит, но они уже как бы познают это Царствие Небесное.

Когда мы слышим слова нагорной проповеди в начале литургии: “Радуйтесь и веселитесь, ибо велика награда ваша на небесах”, то речь идёт не о загробном мире. Речь идёт о той высшей сфере человеческого духа, когда человек делает добро, не ожидая от неё за это какой-то благодарности, воздаяния и прочего, когда радуется самому этому добру. Когда человек радуется любви, когда человек настолько распахивает своё сердце, как владыка Антоний говорил о том, что когда он обратился, то он не мог представить, даже выделить какого-то одного человека в большей мере, чем других. И если за них за всех Господь пострадал, взошёл на Крест – как же он должен к каждому человеку относится с вниманием, терпением и любовью.

Вот именно об этой вере и говорит эта притча. И заканчивается она грустно, вот об этом неправедном судье: “Но Сын Человеческий, придя, найдёт ли веру на земле?”. А начинается она словами: “Не унывайте, не сетуйте, но молитесь всегда”. И дальше идёт уже вот эта самая притча о мытаре и фарисее, тут же, где Господь как бы подчёркивает – а как же нужно молиться? Даже если ты праведный человек, то не этим превозносись. Не тем, что ты десятую часть от всего отчисляешь, что ты всё исполняешь, не делаешь всяких там грехов и так далее. А главная добродетель человека – это добродетель любви. И вот вера и любовь – они действуют именно вместе. Любовь без веры не имеет основания.

Часто любовь к человеку – такой абстрактный гуманизм – превращается в ГУЛАГ, а вера без любви превращается в инквизицию. И поэтому необходимо сочетание и того, и другого. И Господь даёт нам замечательный пример этой потрясающей веры в Отца: “Не Моя воля, но Твоя да будет”,– молится Он в Гефсимании перед Крестом. И в то же время вот эта любовь к каждому человеку, даже блудницу приводят к Нему и Он говорит: “Никто не осудил тебя, и Я не осужу, но иди, впредь не греши“.

Так что будем помнить о последних словах из апостольского послания, что спасение действительно через веру в Господа Иисуса Христа. Вера, которая неизбежно соединится с Его любовью. Вот давайте именно с этим напутствием и входить в это замечательное время Великого Поста, замечательное время осознания, каждый год на новом уровне, той великой жертвы, той великой любви, которую Бог являет каждому из нас и ко всем людям.

Аминь.