протоиерей Александр Борисов
Проповедь на Литургии
8 декабря 2013

Фонограмма


Еф. 2:14–21

14Ибо Он есть мир наш, соделавший из обоих одно и разрушивший стоявшую посреди преграду,

15упразднив вражду Плотию Своею, а закон заповедей учением, дабы из двух создать в Себе Самом одного нового человека, устрояя мир,

16и в одном теле примирить обоих с Богом посредством креста, убив вражду на нем.

17И, придя, благовествовал мир вам, дальним и близким,

18потому что через Него и те и другие имеем доступ к Отцу, в одном Духе.

19Итак вы уже не чужие и не пришельцы, но сограждане святым и свои Богу,

20быв утверждены на основании Апостолов и пророков, имея Самого Иисуса Христа краеугольным камнем,

21на котором все здание, слагаясь стройно, возрастает в святый храм в Господе,

22на котором и вы устрояетесь в жилище Божие Духом.

 

Лк 13:25-37

10В одной из синагог учил Он в субботу.

11Там была женщина, восемнадцать лет имевшая духа немощи: она была скорчена и не могла выпрямиться.

12Иисус, увидев ее, подозвал и сказал ей: женщина! ты освобождаешься от недуга твоего.

13И возложил на нее руки, и она тотчас выпрямилась и стала славить Бога.

14При этом начальник синагоги, негодуя, что Иисус исцелил в субботу, сказал народу: есть шесть дней, в которые должно делать; в те и приходите исцеляться, а не в день субботний.

15Господь сказал ему в ответ: лицемер! не отвязывает ли каждый из вас вола своего или осла от яслей в субботу и не ведет ли поить?

16сию же дочь Авраамову, которую связал сатана вот уже восемнадцать лет, не надлежало ли освободить от уз сих в день субботний?

17И когда говорил Он это, все противившиеся Ему стыдились; и весь народ радовался о всех славных делах Его.

 

 

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

 

Одним из препятствий между человеком и Богом является свойство человека какие-то внешние формальные условия, условности, возводить в степень необычайной важности, и добавлять к ним еще новые и новые детали, уточняющие – как надо, что надо, и прочее, прочее. Так что, из побуждений вроде бы самых благочестивых, исполнение этих внешних правил становится действительно препятствием между человеком и Богом. И вот, сегодняшний эпизод евангельский, о котором рассказывает евангелист Лука,– исцеление согбенной женщины – является яркой к этому иллюстрацией.

Действительно, четвертая заповедь из десяти заповедей Моисея: “помни день субботний и соблюдай его. Чтобы не делали в этот день никакой работы ни ты, ни слуга твой, ни раб твой, ни рабыня твоя, ни скот твой, ни осел, ни вол”, и так далее. Казалось бы, прекрасная заповедь, которая, конечно, направлена прежде всего к восстановлению жизненных сил. Для человека, конечно, еще и для молитвы, но поскольку она касается еще и домашних животных, то ясно, что речь идет не только о духовном устремлении, а о том, чтобы просто человек восстановил свои физические силы.

И вот эта заповедь о соблюдении субботы стала темой мельчайшей разработки мельчайших деталей: что именно есть работа, а что не есть работа. И масса на эту тему, целая огромная книга, называемая Талмуд, в основном посвящена именно этой проблеме: что является работой, и что в субботу делать нельзя. И вот, Господь напоминает о том, что ведь разрешается в субботу отвязывать домашних животных и вести их поить, потому что понятно – если этого не делать, то они могут погибнуть, и потеряет всё смысл. Почему же нельзя человека развязать, связанного сатаной, в день субботний, и дать ему возможность жить так, как его задумал Господь? И Господь совершает это исцеление.

И вот этот обычай соблюдения субботы, он был одним из таких демаркационных знаков, отделяющих еврейский народ от остальных людей. “Кто-то не соблюдает субботы, а мы соблюдаем, вот, мы лучше; они не чтут заповеди, а мы чтим”, и так далее. Словом, это было одной из таких вот оград, сохраняющих идентичность еврейского народа. И в современном Израиле тоже есть квартал ортодоксов в Иерусалиме, где люди все силы направляют на то, чтобы тщательно соблюдать все эти внешние правила и обряды.

И тем не менее, когда приходит Христос, нарушая субботу Он как бы разрушает эту границу, не потому, что упраздняет заповедь, но говорит самое главное и важное, то что относится не только к субботе, но, конечно, и к каждому внешнему правилу: “не человек для субботы, а суббота для человека”. Не человек призван быть рабом внешних правил, из каких бы благочестивых мотивов это не исходило, а эти внешние правила должны помогать человеку. Помогать в чем? В его жизни, помогать ему в познании Бога и в жизни соответственно замыслам Божиим. Созидать добро вместе с Богом. Поэтому и книга наша – Библия – называется Священное Писание Ветхого и Нового Завета, то есть Союза между человеком и Богом. Мы нужны Богу как союзники в созидании добра здесь на земле. Для этого в нас и вложен образ и подобие Божие – единственные существа из всех живых созданных существ, которые имеют это качество – образ и подобие Божие.

И вот, этот замысел Христа – соединить все народы – он осуществляется наиболее ярко вскоре после Его жизни, смерти и воскресения замечательным сотрудником Церкви ранней – апостолом Павлом. И его замечательное Послание, отрывок из которого сейчас читался, во многом посвящено именно преодолению этой границы, этой непроходимой пропасти между иудеями и остальными народами. И апостол Павел говорит так: «ибо Он есть мир наш, соделавший из обоих (то есть, из язычников и иудеев) одно и разрушивший стоявшую посреди преграду, упразднив вражду Плотию Своею, а закон заповедей научением». То есть, закон остается, но он не должен быть каким-то формальным, таким жестким правилом, который идет уже в противоречие с сохранением человеческой жизни и человеческой работы.

«Дабы из двух создать в Себе Самом одного нового человека, устрояя мир» – вот это и есть то благословение, которое было дано Аврааму, о том, что «в тебе благословятся все народы земли, и Я благословлю благословляющих тебя, а проклинающих тебя прокляну», потому что это люди, которые сопротивляются замыслу Божию – создать единство из всех народов. Ведь в Библии рассказывается об этом вскоре после повествования о Вавилонской башне, когда империя, создаваемая насильственно, создаваемая принуждением, с тем, чтобы был народ одного языка, чтобы уничтожить все эти национальные различия, но объединить их не силой любви и симпатии, а жестким гнетом жесткой диктатуры. И вот то, что Бог разрушает этот замысел – перемешивает языки, останавливается строительство этой Вавилонской башни, которая была как бы символом могущества человека, и говорит о том, что всякая такая грандиозная империя – она противоположна замыслам Божиим.

И апостол Павел говорит, конечно, о совсем другом, «потому что через Него и те и другие (то есть, и язычники, и иудеи) имеем доступ к Отцу, в одном Духе… быв утверждены на основании Апостолов и пророков, имея Самого Иисуса Христа краеугольным камнем». Вот это очень важно, чтобы строить свою жизнь на каком-то основании – не просто, так сказать, на каких-то деталях культуры, представлений всяких, понадерганных из разных источников и вот что-то такое туманное, на котором строится жизнь многих современных людей. Это могут быть какие-то хорошие представления, какие-то плохие, какие-то детали чего-то хорошего и красивого, а что-то просто – пустота какая-то. А апостол и христианство утверждают, что краеугольный камень – Сам Господь Иисус Христос. И когда на Нем мы строим, то это именно цель Божия, о которой Господь молится на Тайной Вечери: «Да будут все едины», тогда она становится действительно реализуемой в жизни людей.

И сегодня совершается память святого, который чудесным образом послужил этому единению. Его звали Климент. Он был четвертым епископом города Рима после апостола Петра, и назывался уже тогда Папой Римским. В Москве есть (многие знают) в Замоскворечье Климентовский переулок. Называется переулок именно по названию этого храма – красивый, прекрасный храм, барокко XVIII-го века российское – храм священномученика Климента Папы Римского. Он закончил мученически свою жизнь в 101-м году, то есть, он жил в конце первого века – самом начале второго. Был из знатной семьи, был гражданином Рима, жил в Риме. И случилось так, что однажды семья его – отец, мать и братья, путешествовали на каком-то морском судне, и случилась страшная буря, ураган. Судно разбилось. И получилось так, что они потеряли друг друга, разлучились. Но волею Божьей Климент оказался в Иерусалиме. Там он встретил апостола Петра, стал христианином. Это была уже вторая половина первого века. И, вернувшись в Рим, был избран народом как епископ города Рима.

Ну, понятно, это был конец первого века – тут начались как раз гонения на христиан, уже со стороны государства, так сказать, хорошо организованные. И он был сослан, как один из лидеров христианской церкви, в Крым, туда, где сейчас находится город Севастополь, в каменоломни. Это было такое обычное место ссылки христиан, ссылали на тяжелые трудные работы. Но и там он, как говорится, «не сделал выводов», продолжал свою проповедь христианскую, обращал множество людей. И за это одним из посланных наместников Рима был приговорен к смерти – привязан к тяжелому якорю и брошен в море с тем, чтобы христиане (уже был тогда обычай служить на мощах, на останках мучеников) не имели останков этого святого человека. Но совершилось чудо: море вскоре отступило примерно на 100 метров, и тело Климента христианами было взято, мощи были сохранены, и находились там, в этом древнем Инкермане. Они почитались весьма многими. И князь Владимир, когда принял крещение, когда он завоевал юг Крыма, эти мощи перенес в Киев. И, в сущности, Климент стал первым проповедником именно своими мощами, своим незримым присутствием в новой столице государства, принявшего крещение, крещение Киевской Руси.

Но еще до этого Климент как бы служил единению Востока и Запада. Дело в том, что Кирилл и Мефодий (братья, которые создали славянскую азбуку, перевели основные книги богослужения и Священного Писания на древнеболгарский, то есть, славянский язык, так что к крещению, крестившись, Русь уже имела на понятном языке Священное Писание), они взяли частицу мощей Климента из Крыма, где они тоже проповедовали. И с этими мощами прибыли в Рим. И, поскольку они были под подозрением – служили на созданном ими языке, который позже стал церковнославянским, – а тогда было такое твердое убеждение, что прославлять Бога можно только на трех языках: древнееврейском, греческом и латинском. А они были как бы такими новаторами, такой авангард христианства. Но именно благодаря тому, что они привезли с собой эти мощи в Рим, мощи четвертого римского епископа, величайшую драгоценность для Вечного города, то они были очень благосклонно приняты Папой и теми людьми, которые восставали против них. То есть, тем самым они убедили в своей верности единству Церкви. И Климент, таким образом, стал как бы знаком единства.

И вот это замечательное их дело (надо сказать, что один из них тоже был похоронен именно в Риме, там его мощи находятся), оно как бы продолжает оставаться знаком единения Востока и Запада. И сам священномученик Климент Папа Римский постоянно нам напоминает здесь о том, что когда-то Церковь была едина, и единство Церкви – это именно то, о чем Господь и молился на Тайной Вечери. И вот эта преграда обычаев, внешних формальностей между народами, она на самом деле падает тогда, когда люди помнят, что они основывают свое здание, строят здание жизни, здание своей истории, здание своей культуры именно на этом основании Христа, Который есть мир наш, Который именно не только уже из двоих, как пишет апостол, но из разных людей, разных культур, разных национальностей создает одно – новое государство под названием «христианство».

Аминь.