протоиерей Александр Борисов
Проповедь на Литургии
24 августа 2014

Фонограмма


1 Кор. 9: 2-12

 

2 Если для других я не Апостол, то для вас Апостол; ибо печать моего апостольства - вы в Господе.

3 Вот мое защищение против осуждающих меня.

4 Или мы не имеем власти есть и пить?

5 Или не имеем власти иметь спутницею сестру жену, как и прочие Апостолы, и братья Господни, и Кифа?

6 Или один я и Варнава не имеем власти не работать?

7 Какой воин служит когда-либо на своем содержании? Кто, насадив виноград, не ест плодов его? Кто, пася стадо, не ест молока от стада?

8 По человеческому ли только рассуждению я это говорю? Не то же ли говорит и закон?

9 Ибо в Моисеевом законе написано: не заграждай рта у вола молотящего. О волах ли печется Бог?

10 Или, конечно, для нас говорится? Так, для нас это написано; ибо, кто пашет, должен пахать с надеждою, и кто молотит, должен молотить с надеждою получить ожидаемое.

11 Если мы посеяли в вас духовное, велико ли то, если пожнем у вас телесное?

12 Если другие имеют у вас власть, не паче ли мы? Однако мы не пользовались сею властью, но все переносим, дабы не поставить какой преграды благовествованию Христову.

 

Мф.18: 23-35

23 Посему Царство Небесное подобно царю, который захотел сосчитаться с рабами своими;

24 когда начал он считаться, приведен был к нему некто, который должен был ему десять тысяч талантов;

25 а как он не имел, чем заплатить, то государь его приказал продать его, и жену его, и детей, и всё, что он имел, и заплатить;

26 тогда раб тот пал, и, кланяясь ему, говорил: государь! потерпи на мне, и всё тебе заплачу.

27 Государь, умилосердившись над рабом тем, отпустил его и долг простил ему.

28 Раб же тот, выйдя, нашел одного из товарищей своих, который должен был ему сто динариев, и, схватив его, душил, говоря: отдай мне, что́ должен.

29 Тогда товарищ его пал к ногам его, умолял его и говорил: потерпи на мне, и всё отдам тебе.

30 Но тот не захотел, а пошел и посадил его в темницу, пока не отдаст долга.

31 Товарищи его, видев происшедшее, очень огорчились и, придя, рассказали государю своему всё бывшее.

32 Тогда государь его призывает его и говорит: злой раб! весь долг тот я простил тебе, потому что ты упросил меня;

33 не надлежало ли и тебе помиловать товарища твоего, ка́к и я помиловал тебя?

34 И, разгневавшись, государь его отдал его истязателям, пока не отдаст ему всего долга.

35 Та́к и Отец Мой Небесный поступит с вами, если не простит каждый из вас от сердца своего брату своему согрешений его.

 

 

 

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

 

 Сегодняшняя притча называется о «немилосердном должнике». И она говорит, как мы понимаем, о, быть может, центральной идее вообще христианства - идее прощения. Потому что мы с вами видим, об этом говорится и в той единственной молитве, которую нам Господь дает от Себя, оставляя другие молитвы нашему духовному творчеству. «Отче наш, прости нам долги наши, как и мы прощаем». То есть, прощая кому-то, мы зарабатываем прощение и себе. Притча предельно ясная: огромный долг был должен некто царю. Есть разные подсчеты насчет этих десяти тысяч талантов – что это чуть ли не бюджет всей Римской империи был, и так далее. В общем, какие-то огромные суммы, несоизмеримые со ста динариями. Хотя сто динариев – сумма тоже немаленькая. Динарий – это плата за один трудовой день. Значит сто динариев – за сто дней. Все-таки, сумма более или менее. Но абсолютно несопоставимая с этими десятью тысячами талантами. И, конечно, совершенно ясно, что речь идет о прощении.

 

Это очень просто сказать, но, конечно, трудно сделать. Мы видим, что Евангелие говорит об этом постоянно. «Блажени милостивии, яко помиловани будут», - поем мы вместе с правым хором на Божественной Литургии. Мы помним слова Христа – гвоздями огромными Его прибивают к кресту и Он говорит: «Отче, прости им, ибо не ведают, что творят». Мы помним слова первомученика архидъякона Стефана, которого побивают камнями за его яркую проповедь о Мессии, и он говорит о том, что «не вмени им греха сего». То есть, не просто прощает, но и молится за своих палачей.

 

А вот как все это исполнить в нашей жизни? Чаще всего здесь возражения: «а как же простить Гитлера, Сталина?» и т.д. Но обратим внимание прежде всего на то, что в конце притчи говорится: «если каждый не простит от всего сердца брату своему…». Речь не идет о римских императорах или о царе Ироде, или еще о ком-то, но - «брату своему». Когда мы горюем сейчас о сегодняшнем положении, особенно об Украине, близкой к нам, мы понимаем, что все это происходит от национальной гордыни, всех прочих таких качеств. И мы понимаем, что если посмотрим на ситуацию в доме, приходе, то что там говорить, судить украинцев, когда люди из-за одного какого-то слова – вот сестра что-то там сделала, прощения попросила, но какое-то слово не так сказала – «нет, не прощу, ни за что, пусть она это слово исправит». А та говорит: «да, нет, я от всего сердца сказала». Ну и так далее. Так что, понятно, что речь идет именно о том, чтобы это именно в быту было. Куда там замахиваться на Ленина, Сталина и так далее. Давайте прежде всего об этом помнить.

 

Надо сказать, что ведь Евангелие всегда обращается к нашей повседневной жизни. Есть еще один такой момент, трудный, в Евангелии, когда Господь говорит: «Я пришел принести не мир, но меч». И, к сожалению, на протяжении истории этими словами очень часто оправдывали религиозные войны, конфликты. «Вот, Господь сказал, что пришел принести не мир, но меч», и так далее. Но если почитаем дальше, то читаем слова: «ибо в одном доме (в одном доме - не на одной планете, в государствах) разделятся двое против трех, трое против двух, дети против родителей, родители против детей, невестка против свекрови (совсем уж понятно). Так что, речь идет именно об этом, а не о межнациональных или межгосударственных отношениях. Об этом идет речь, что разделение здесь происходит, потому что, действительно, отношение ко Христу настолько радикальный выбор, что если у людей это отношение разное, то, конечно, им будет очень трудно договориться, хотя и необходимо.

 

В обществе вообще, к сожалению, присутствует этот мотив мести, отмщения. Что значит простить? Простить – это не просто сказать: «а ничего, все хорошо». Но чтобы не было этого желания отомстить. Как Павел говорит в одном Послании: «не мстите друг другу, но предоставьте это Богу». Потому что часто бывает так: «Ох, на кусочки бы разрезали (Пусси Райт мы помним, да?) или в казарму десантников их поместить» и прочее. «Отомстить им так, чтобы они знали, как плохо они поступили». Речь идет именно об этом. Помню, один батюшка, очень простой, но хороший батюшка такой, на исповеди, когда приходилось быстро прихожан отпускать, он всегда спрашивал всегда так очень мудро: «Зла ни на кого не имеешь? Нет? Ну, тогда иди». Потому что, на самом деле это действительно самое главное, чтобы у человека не было этого зла на кого-то. Когда есть это зло, то к Причастию, конечно, лучше воздержаться.

 

Но и вообще мотив прощения очень важный и как государственный мотив. Сложилось так, что в 90-х годах мне пришлось быть членом комиссии по помилованию при Президенте России. Там были всякие замечательные люди – Анатолий Приставкин, Булат Окуджава, Лев Разгон, Мариэтта Чудакова, Евгения Альбац, и так далее - люди все замечательные, интеллигентные и все такое. И там мотив прощения - большинство были вообще принципиальными противниками смертной казни – мотив прощения доминировал. И ведь как это было прекрасно! Нам сообщали потом заключенные, как это было здорово, когда выстраивается вся зона, тысяча или полторы тысячи человек, и зачитывается Указ Президента о том, что «Петра Ивановича такого-то, осужденного на 15 лет, Президент милует, заменяя на условно-досрочное». 12 лет он уже отсидел и его отпускают условно-досрочно. Причем настолько против помилования были даже многие журналисты, что во всяких статьях, касающихся этого вопроса, писали так: «такой-то такой (Иванов, Петров, Сидоров) убил, там, и все прочее, его приговорили к смертной казни, а комиссия его помиловала». Ну, у читателя складывается впечатление, что комиссия отпустила его на все четыре стороны (что, конечно же, не так), заменив смертную казнь пожизненным лишением свободы. Это уже огромное тяжелое наказание. Но это все-таки не смертная казнь, потому что, применив ее, можно и ошибиться. За Чикатило, известного, по его преступлениям казнили двух невиновных людей, которые «сознались» в этих преступлениях. Но можно себе представить, как шло это дознание. Но потом, в 2000-ом году эта комиссия прекратила свою работу по решению сверху – «много милуем, по 15000 в год». Но при этом ведь рецидив среди помилованных комиссией был 5-6% против обычных 70%. То есть, ясно, было видно невооруженным глазом, что эти люди не совершат преступлений.

 

Но дело в том, что эта жестокость не только сверху идет. Она востребована. И это самое печальное. И надо сказать, что не только в нашей стране. Когда отказ от смертной казни вводился в Голландии, еще в 50-х годах, и когда обращались к большинству населения, большинство населения было против. Процентов 70 было против отмены смертной казни. Так что, это востребовано народом. И поэтому так важно, чтобы в нас, в нашей среде, в среде наших близких, проблема помилования, прощения, в нас, в христианах, по крайней мере, преобладала. Давайте с вами об этом помнить. Это бывает очень трудно. Но важно здесь помнить, что человек, который совершает какое-то преступление, этому всегда есть какие-то очень весомые причины. Знаете, есть такая замечательная американская психолог, Мерилин Мюррей, она в детстве подверглась сексуальному насилию. Она это забыла, и где-то лет в 45 при благополучной жизни у нее начались головные боли, она просто умирала. И, обратившись, к психотерапевту, он вывел ее на это детское воспоминание, и что надо с ним что-то сделать. Там была длительная работа, это неважно. Но удивительно другое – что она потом стала психологом, которая занималась именно с людьми, которые совершают такие же преступления. И выяснила она то, что над ними совершалось то же самое. У всех у них в детстве было то же самое, и они как бы мстят в своей жизни, причем даже тогда, когда не помнят. Ну, мы знаем, у Сталина отец был алкоголик, бил его чем ни попадя, ни за что, ни про что. И это желание отомстить, насладиться этой местью, жестокостью, оно осталось у него на всю жизнь. И, к сожалению, он оказался у власти, и так кошмарно реализовалась наша история.

 

 Вот, давайте об этом с вами помнить, и что прощению всегда может предшествовать мотив жалости. Во-первых, жалко человека за то, что он так хочет отомстить, и не может, скажем. А потом жалко, что у него в детстве было что-то тяжелое и страшное, что он так себя проявляет и так себя ведет. И поэтому так важно обращаться в свое детство и с помощью специалистов, психотерапевтов как-то выводить все эти вещи. Как одна писала в своей книжке о женщине, которая была очень беспокойная, и она вывела, что в детстве к ней очень сурово относилась мать, бросила на чужих людей и так далее. И вот эта обида в детстве проявилась таким образом, что она себя неправильно вела, будучи взрослой. И «Вам, - говорит она, - нужно найти эту маленькую девочку, которая страдает от отсутствия материнской любви, обнять, прижать ее к сердцу, пожалеть ее, и эта девочка в Вас преобразится, и Вы станете другой». Ну, у психологов много всякого рода таких приемов, и это хорошо. Поэтому давайте помнить, что за всяким таким дурным поступком другого стоит нанесенная ему обида, горе, печаль, болезнь, и так далее. Нам будет легче прощать или, во всяком случае, не иметь зла. 

 

Аминь.