протоиерей Александр Борисов
Проповедь на Литургии
21 декабря 2014

Фонограмма


 

Кол., 1:12-18

12 благодаря Бога и Отца, призвавшего нас к участию в наследии святых во свете,

13 избавившего нас от власти тьмы и введшего в Царство возлюбленного Сына Своего,

14 в Котором мы имеем искупление Кровию Его и прощение грехов,

15 Который есть образ Бога невидимого, рожденный прежде всякой твари;

16 ибо Им создано всё, что на небесах и что на земле, видимое и невидимое: престолы ли, господства ли, начальства ли, власти ли,- все Им и для Него создано;

17 и Он есть прежде всего, и все Им стои́т.

18 И Он есть глава тела Церкви; Он - начаток, первенец из мертвых, дабы иметь Ему во всем первенство

 

Лк., 17:12-19

12 И когда входил Он в одно селение, встретили Его десять человек прокаженных, которые остановились вдали

13 и громким голосом говорили: Иисус Наставник! помилуй нас.

14 Увидев их, Он сказал им: пойдите, покажитесь священникам. И когда они шли, очистились.

15 Один же из них, видя, что исцелен, возвратился, громким голосом прославляя Бога,

16 и пал ниц к ногам Его, благодаря Его; и это был Самарянин.

17 Тогда Иисус сказал: не десять ли очистились? где же девять?

18 как они не возвратились воздать славу Богу, кроме сего иноплеменника?

19 И сказал ему: встань, иди; вера твоя спасла тебя.

 

 

 

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

 

 

 В послании к Колоссянам, которое читалось сейчас перед евангельским чтением, апостол Павел нам еще раз напоминает о том, что Господь Иисус был не только Человек, а в Нем обитала полнота Божества. Он был тем самым Словом, через Которое все создано. И поэтому апостол так и пишет: «ибо Им создано всё, что на небесах и что на земле, видимое и невидимое». И далее: «Он есть прежде всего, и все Им стои́т».

Поэтому нам так важно читать и перечитывать Евангелие. Так нам важно вникать в каждое слово, в каждую деталь Евангелия, понимая, что это все есть истина. Как в одном из возгласов мы говорим: «И слово Твое есть истина». 

И вот церковь нам сегодня напоминает этот хорошо всем известный эпизод из жизни Христа об исцелении десяти прокаженных. Это повествование, краткий эпизод, но содержит очень важное для нас наставление. Но первое - это то, что они стали издалека. Не бросились к Нему, стояли издалека, понимая, что их болезнь запрещает им приближаться к людям, ближе чем на 10 шагов. И тем самым нам дается пример этого благоговения, этого благородного чувства дистанции – кто мы и Кто Господь. И со всякой нуждой, не просто так обращаться: «Господи, что же это такое, со мной такое случилось? Я вроде ничего плохого такого не делал, а вот у меня то-то и то-то». А как о них сказано: «стояли издалека и просили: помилуй нас, Господи». То есть, просили о милости. Вот с этого, наверное, должна начинаться каждая наша молитва, каждое наше прошение.

Второе - конечно, речь идет о благодарности. Благодарность – важнейшее чувство, которое нас связывает, прежде всего, друг с другом. Когда мы благодарим человека, оказавшего нам какую-то услугу, какую-то милость, какое-то благожелательство, то всякий раз благодарность устанавливает вот эту связь. И, наоборот, когда какая-то неблагодарность, как говорят, «черная неблагодарность», она эти связи разрушает. Ну, в обыденной жизни нам это понятно. Но есть вид неблагодарности, который нами как бы не очень-то и замечается. Это неблагодарность к нашим родителям. Вспомним, что из десяти заповедей первые четыре говорят об отношении между человеком и Богом, а вторые шесть – между людьми. И начинается первая заповедь из шести: «чти отца своего и мать свою». Ну, мы, конечно, все очень хорошо замечаем, когда к нам дети относятся без должного уважения, как нам казалось бы, должно было бы быть и т.д. Трудно, налаживать приходится, и прочее. Но здесь важно вспомнить: а как мы относись к своим родителям? Все ли было хорошо? Наверное, тоже какие-то замечания были с их стороны нам. Поэтому это тоже полезно вспомнить. И в этом приносить покаяние, потому что в этом отношении к нам мы получаем какое-то, грубо говоря, некое напоминание. А говоря жестче, некое возмездие за наше отношение. Так что, здесь тоже всегда об этом важно вспомнить и в этом приносить покаяние.

И, наконец, третий мотив, который содержится в этом кратком повествовании, тоже чрезвычайно важная евангельская весть, направленная против одного чувства, которое владеет большинством людей. Это наш такой биологический инстинкт, который сидит в каждом человеке, в большей или меньшей степени. Чувство, которое очень актуально и важно сейчас, не только в нашей личной, но и в общественной, и в политической даже жизни. Чувство, называемое словом «ксенофобия», то есть, «неприязнь к чужому». Это сидит очень глубоко в человеке. Это мы унаследовали от наших предков биологических. И действительно, как мы знаем, в России раньше враждовали деревни между собой, хотя делить было нечего, собственно говоря. Он не из этой деревни, значит, он уже хуже. А если деревня большая – то один конец деревни против другого конца. И в драки ходили и прочее, прочее. Перерастает это и в другое – неприязнь к другой национальности, к другому исповедованию, вообще, к другой вере. Нам кажется всегда, что мы-то, конечно, гораздо лучше, а вот они – такие-сякие. Вот эта такая неприязнь, думаю, она порождает конфликт на протяжении всей истории. Прежде всего, из этого возникали конфликты: и религиозные войны, и политические недоразумения, и та война, столетнюю годовщину которой мы вспоминаем, Первая Мировая. Именно, прежде всего от этого, что «раз англичане, они плохие; раз французы – они какие-то негодные; раз русские – тоже какие-то негодные», и т.д. И вот тут важно обратить внимание на эту евангельскую весть. Мы неоднократно видим, как Господь особенно выделяет то, что благочестивым оказывается человек, совсем не принадлежащий к иудеям, которые имели законы, пророков, наставления и все, и все. Все у них, казалось бы, есть: чистота жизни, намного превосходящая окружающие народы. А Господь открывает Свое богосыновство самарянке, то есть чуждой. Иноплеменник, как и сказано в сегодняшнем евангельском чтении. Никто не вернулся из этих девяти. «Где же девять? Не десять ли исцелились? Да девять где? Как не возвратились воздать славу Богу, кроме этого иноплеменника?» И не только эпизод с самарянкой. Замечательная притча о милосердном самарянине. Человек впал в руки разбойников, избили, бросили. Проходили мимо и левит из храма, и священник проходил. Свои, близкие, родные, своей крови, своего народа, своей веры. И помощи не оказали. А тут самарянин – чуждый, другого племени, презираемый, человек какого-то даже не второго, а третьего, пятого сорта. И помог. Кто же был ближний? И даже этот законник отвечает: «Оказавший ему милость». «Иди, и ты поступай так же». И несколько других эпизодов, о которых сейчас не будем напоминать.

  А здесь евангелист как бы присоединяется к Господу, рассказывая об этом эпизоде и подчеркивая слова Господа: «Как же не вернулись воздать славу? Только этот иноплеменник». Тем самым Евангелие нам неоднократно подчеркивает, что и среди людей другой национальности, другой веры нередко могут встречаться люди, значительно превосходящие и нас. Помните историю с римским сотником? Когда сотник сказал: «Не трудись, Господи. Скажи только слово, и исцелеет слуга мой». И Господь говорит: «И в Израиле не нашел Я такой веры». И говорит: «Истинно говорю вам: придут многие, с Запада и Востока, и возлягут в Царствии Небесном, а сыны Царствия изгнаны будут вон». Собственно говоря, это продолжение как бы центральной мысли Библии: Бог гордым противится. Гордым - не только в такой личной жизни, но и в государственной, общественной, когда нация превозносится: «Вот, мы-то хорошие, а те – какие-то презренные». Им Бог противится, а смиренным дает благодать.

Давайте с вами об этом помнить. И помнить о том, как через всю Библию, через Ветхий Завет даже проходит наставление, что, прежде всего, к кому относиться хорошо? К сироте и пришельцу. Почему? Потому что за них некому заступиться. Сирота – нет у него родителей, нет у него близких - он один. Заступиться некому. Поэтому будь милостив к нему. И к пришельцу, потому что он чужой, он оказался здесь, в другой стране, не по своей воле, не от хорошей жизни. Как говорится, «приехал». А будь к нему милосерден, к пришельцу.

Давайте об этом с вами помнить и просматривать, следить за собой, чтобы мы эту самую ксенофобию – древний биологический инстинкт, чтобы мы, христиане, от нее избавлялись. Чтобы судили о человеке не по тому, к какой нации или вере принадлежит, а по его поступкам, по его плодам. Понимая, что и среди другого народа могут оказаться люди, значительно превосходящие в нравственном отношении многих из нас. 

 

Аминь.