протоиерей Александр Борисов
Проповедь на Литургии
10 мая 2015

Фонограмма


 

 

Деян.11,19-26, 29-30

19Между тем рассеявшиеся от гонения, бывшего после Стефана, прошли до Финикии и Кипра и Антиохии, никому не проповедуя слово, кроме Иудеев.

20Были же некоторые из них Кипряне и Киринейцы, которые, придя в Антиохию, говорили Еллинам, благовествуя Господа Иисуса.

21И была рука Господня с ними, и великое число, уверовав, обратилось к Господу.

22Дошел слух о сем до церкви Иерусалимской, и поручили Варнаве идти в Антиохию.

23Он, прибыв и увидев благодать Божию, возрадовался и убеждал всех держаться Господа искренним сердцем;

24ибо он был муж добрый и исполненный Духа Святаго и веры. И приложилось довольно народа к Господу.

25Потом Варнава пошел в Тарс искать Савла и, найдя его, привел в Антиохию.

26Целый год собирались они в церкви и учили немалое число людей, и ученики в Антиохии в первый раз стали называться Христианами.

29Тогда ученики положили, каждый по достатку своему, послать пособие братьям, живущим в Иудее,

30что и сделали, послав собранное к пресвитерам через Варнаву и Савла.

 

Ин.4,5-42

5Итак приходит Он в город Самарийский, называемый Сихарь, близ участка земли, данного Иаковом сыну своему Иосифу.

6Там был колодезь Иаковлев. Иисус, утрудившись от пути, сел у колодезя. Было около шестого часа.

7Приходит женщина из Самарии почерпнуть воды. Иисус говорит ей: дай Мне пить.

8Ибо ученики Его отлучились в город купить пищи.

9Женщина Самарянская говорит Ему: как ты, будучи Иудей, просишь пить у меня, Самарянки? ибо Иудеи с Самарянами не сообщаются.

10Иисус сказал ей в ответ: если бы ты знала дар Божий и Кто говорит тебе: дай Мне пить, то ты сама просила бы у Него, и Он дал бы тебе воду живую.

11Женщина говорит Ему: господин! тебе и почерпнуть нечем, а колодезь глубок; откуда же у тебя вода живая?

12Неужели ты больше отца нашего Иакова, который дал нам этот колодезь и сам из него пил, и дети его, и скот его?

13Иисус сказал ей в ответ: всякий, пьющий воду сию, возжаждет опять,

14а кто будет пить воду, которую Я дам ему, тот не будет жаждать вовек; но вода, которую Я дам ему, сделается в нем источником воды, текущей в жизнь вечную.

15Женщина говорит Ему: господин! дай мне этой воды, чтобы мне не иметь жажды и не приходить сюда черпать.

16Иисус говорит ей: пойди, позови мужа твоего и приди сюда.

17Женщина сказала в ответ: у меня нет мужа. Иисус говорит ей: правду ты сказала, что у тебя нет мужа,

18ибо у тебя было пять мужей, и тот, которого ныне имеешь, не муж тебе; это справедливо ты сказала.

19Женщина говорит Ему: Господи! вижу, что Ты пророк.

20Отцы наши поклонялись на этой горе, а вы говорите, что место, где должно поклоняться, находится в Иерусалиме.

21Иисус говорит ей: поверь Мне, что наступает время, когда и не на горе сей, и не в Иерусалиме будете поклоняться Отцу.

22Вы не знаете, чему кланяетесь, а мы знаем, чему кланяемся, ибо спасение от Иудеев.

23Но настанет время и настало уже, когда истинные поклонники будут поклоняться Отцу в духе и истине, ибо таких поклонников Отец ищет Себе.

24Бог есть дух, и поклоняющиеся Ему должны поклоняться в духе и истине.

25Женщина говорит Ему: знаю, что придет Мессия, то есть Христос; когда Он придет, то возвестит нам все.

26Иисус говорит ей: это Я, Который говорю с тобою.

27В это время пришли ученики Его, и удивились, что Он разговаривал с женщиною; однако ж ни один не сказал: чего Ты требуешь? или: о чем говоришь с нею?

28Тогда женщина оставила водонос свой и пошла в город, и говорит людям:

29пойдите, посмотрите Человека, Который сказал мне все, что я сделала: не Он ли Христос?

30Они вышли из города и пошли к Нему.

31Между тем ученики просили Его, говоря: Равви́! ешь.

32Но Он сказал им: у Меня есть пища, которой вы не знаете.

33Посему ученики говорили между собою: разве кто принес Ему есть?

34Иисус говорит им: Моя пища есть творить волю Пославшего Меня и совершить дело Его.

35Не говорите ли вы, что еще четыре месяца, и наступит жатва? А Я говорю вам: возведите очи ваши и посмотрите на нивы, как они побелели и поспели к жатве.

36Жнущий получает награду и собирает плод в жизнь вечную, так что и сеющий и жнущий вместе радоваться будут,

37ибо в этом случае справедливо изречение: один сеет, а другой жнет.

38Я послал вас жать то, над чем вы не трудились: другие трудились, а вы вошли в труд их.

39И многие Самаряне из города того уверовали в Него по слову женщины, свидетельствовавшей, что Он сказал ей все, что она сделала.

40И потому, когда пришли к Нему Самаряне, то просили Его побыть у них; и Он пробыл там два дня.

41И еще большее число уверовали по Его слову.

42А женщине той говорили: уже не по твоим речам веруем, ибо сами слышали и узнали, что Он истинно Спаситель мира, Христос.

 

 

Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

 

Подобно евангельским чтениям по воскресеньям в течении приготовительных недель Поста и в самый Пост, воскресные дни от Пасхи до Пятидесятницы так же наполнены глубочайшим смыслом. И вот сегодняшний день, называемый Неделя (то есть воскресение) о Самарянке, главный смысл несет в себе в этих последних словах евангельского чтения, что Иисус воистину есть Спаситель мира, Христос. Всего мира. Не только одного какого-то народа, класса, а именно всего мира. И сегодняшние чтения – чтение из книги Деяний святых апостолов и Евангелие от Иоанна – они удивительно едины в этом отношении. Ибо так было подобрано еще предшествующими поколениями христиан, где подбирались эти чтения, которые поддерживали и соответствовали друг другу.

И вот мы видим, что в чтении из книги Деяний рассказывается вроде бы не очень заметные, не очень яркие такие события о том как Варнава проповедует в Антиохии и стало много из язычников (потому что это был большой торговый город) обращаться также к ним, становиться учениками Христа, так что он даже пошел в Тарс за Павлом, который обратился за некоторое время до этого, призвал его с собой, как бы в поддержку для этой проповеди ко вновь обратившимся христианам уже из язычников. И там имеется очень интересное и важное для нас историческое указание о том, что впервые в этом городе, в Антиохии, ученики стали называться христианами.

Это для нас очень важно. Во-первых, потому что это самое древнее название учеников Христа – христиане. А во-вторых, потому что это уже не только уверовавшие из Иудеев, но и из язычников: там были и греки, и римляне, самые разные народы многонациональной Римской империи. И вот название “христиане” объединяет именно их всех. Позже будут разделяться, нехалкидонские церкви появятся, древневосточники потом появятся, католики, православные, протестанты… И люди стали уже забывать, что на самом деле они все прежде всего кто? – христиане. Вот это самое главное.

Я помню еще в 90-е годы, проезжая по Проспекту мира, там такой огромный плакат: “Русь была, есть и будет православной”. Ну это, допустим да, мы православные и мы этим гордимся. Но никто не написал “Русь была, есть и будет христианской”, потому что народ был очень далеко от истины. Потому что христианство – это совсем какая-то другая жизнь! Утверждать, что “Русь была и есть христианская” – как-то наверное трудновато. И вот поэтому нам так важно помнить о том, что “православные”, “католики” – это прилагательные к существительному “христиане”.

И вот, Евангелие о Самарянке тоже рассказывает об этом. Ведь, в сущности, Евангелие обращено ко всем народам, ко всем людям. И вот этот эпизод встречи с ней для нас очень важен. Во-первых, мы видим, что Он обращается к Самарянке. Иудеи с Самарянами находились в очень острой вражде, примерно как православные со старообрядцами. Мы их называли тогда – раскольники, а они нас называли (и сейчас по-моему еще называют) – никониане, так сказать, презрительно. И, тем не менее, мы видим, что в Евангелии Иисус очень часто подчеркивает достоинство именно этого народа, от которого Иудеи очень отталкивались, были во вражде. Как мы сейчас, большинство, относимся к баптистам – какие-то они такие, хуже неверующих, и так далее. Вот примерно такое отношение было и к Самарянам у Иудеев, хотя там был древнее святилище, они соблюдали древние законы… Но нет! Раз Давид установил нахождение Храма, Скинии, именно в Иерусалиме, именно на горе Сион поклоняться надо, вот так и надо, а это – что-то не то, еретики. Но именно Самарянина Иисус нам показывает в пример милосердия. Там, где и левит и священник, Иудеи, прошли мимо израненного человека, тоже Иудея, тоже еврея, то Самарянин остановился и именно он ему и помог.

И вот тут опять такой эпизод, когда они проходят через самарянскую территорию, кратчайшим путем, Иисус с учениками. Проходят через это самарянское селение, где древний колодец, еще данный Иакову, внуку Авраама, и ученики отходят купить пищу. А Иисус остается и видит женщину, которая подходит к колодцу за водой. Указано: час был шестой, то есть по тому исчислению, когда день начинался с шести утра, скажем, девять утра – это третий час, а шестой час – это ровно полдень, когда самая жара, когда за водой не ходят. Позже станет ясно, почему эта женщина пришла именно в этот полдень, когда никого нет.

Он обращается и просит у нее пить. Вообще для благочестивого Иудея разговор с Самарянином, а тем более с Самарянкой, с женщиной, один на один, вещь какая-то совершенно неслыханная, это нарушение всех приличий. И тем более просить у нее пить. Как старообрядцы, они не пили (не знаю как сейчас, но лет 20-30 назад эти старообрядческие деревни в Сибири, у них была специальная кружка для прохожих, если человек просит попить, ему из этой кружки дают, а уж сами ни за что из этой кружки пить не будут. Примерно то же самое было и там). “Как ты, будучи Иудей, просишь пить у меня, Самарянки?” – она удивленно спрашивает. Иисус говорит с ней, как очень часто говорится в Евангелии от Иоанна, так, что она Его не понимает. Он говорит о том, что “если бы ты знала Кто просит у тебя пить, ты сама просила бы у Него воду живую”. Она удивлена, Он ее как бы провоцирует на дальнейший разговор. Воду живую! “Откуда у Тебя живая вода? И колодец глубокий, и чем Ты можешь ее почерпать, у Тебя нет ни кувшина, ничего нет – как Ты мне можешь дать такую воду?”.

Иисус говорит о небесном, а люди понимают в земном плане. Как Он говорил с Никодимом ночью: “Должно вам родиться свыше”, Никодим удивляется: “Как? Неужели человек во второй раз войдет в утробу матери, снова родится, как это может быть?”. Примерно то же самое происходит и здесь. Позже, в беседе с учениками, Он тоже скажет (когда они принесли пищу, “Равви, ешь”), Он говорит: “Я уже не буду есть, у Меня есть пища, которую вы не знаете”. – “Как? Кто-то другой из села принес Тебе пищу?”. То есть всё время вот такое непонимание. Между тем Иисус говорит о небесном, а люди понимают это в земном плане. И когда Он говорит о живой воде, то понятно, что речь шла тогда о воде текущей. Проточная вода, она, как правило, свежее чем стоячая, в колодце или где-нибудь в пруду. Позже Господь скажет: “Кто уверует в Меня, у того из чрева потекут реки воды живой, текущей в жизнь вечную”. Понятно, что опять образ воды для Иисуса – образ каких-то духовных вещей, а люди понимают всё по-земному.

И Самарянка с интересом говорит Ему: “Дай мне такую воду, чтобы мне не приходить сюда каждый раз за этой водой”. Тогда Господь касается чего-то самого сокровенного, самого болезненного в ее жизни. Говорит: “Пойди, позови мужа своего”. И она вдруг говорит с горечью: “У меня нет мужа”. А Иисус ей отвечает: “Да, ты правильно сказала, что у тебя нет мужа. У тебя было пять мужей, и которого сейчас имеешь – тоже не муж тебе”. Он коснулся чего-то самого глубокого, как бы мы сказали, в связи с ее неустроенной жизнью. Женщины, которая прекрасно понимает, что те люди, на которых она рассчитывала, может, выйти за них замуж, бросили ее. Тот, который сейчас с ней, тоже какой-то очень ненадежный человек, так что всё это не складывается в ее жизни. С несложившейся судьбой, и даже, так сказать, с дурной репутацией. Почему она и приходит в полдень, когда нет ее соседок, которые ее могли бы унизить, обидеть, и так далее.

И тут она меняет тему разговора и говорит: “Господин, я вижу, что Ты – пророк”. И мы видим, что у этой простой женщины с несложившейся жизнью есть еще какие-то важные интересы. Она видит, что Он – Иудей, как бы всё знает о ее жизни, и спрашивает очень важный для нее вопрос: “Отцы наши поклонялись на этой горе, Гаризим, а вы говорите, что гора, на которой надо поклоняться Богу, в Иерусалиме. Что же правильно?” И Иисус опять начинает говорить с ней об очень важных вещах. Он говорит, что “настанет время, и настало уже, что будете поклоняться не на этой и не на той горе, а в духе и истине”. Потому что еще даже Соломон, когда строил храм, за 1000 лет до этого разговора, он произносил в молитве Богу: “Я знаю, что сами небеса небес не вмещают Тебя, как может Тебя вместить этот храм? Но, тем не менее, это место, где мы будем Тебе поклоняться, Господи”.

И вот Иисус возвращает вот к этому. К тому, что величие Божие несравненно ни с тем святым местом, ни с этим святым местом, что настает время, что не будут гоняться за этими местами, а “Бог есть дух, и поклоняющийся Ему должен поклоняться в духе и истине”. Вот это прежде всего – “в духе и истине”. Понять, что это не связано ни с какими материальными вещами, они лишь указывают на это. Неслучайно иконоборческая ересь, которая возникает в средневековой Византии, именно связана с тем, что стали уже как бы само вещество икон почитать, соскабливали красочку с иконы, добавляли ее в Причастие, и так далее. Против этого было восстание – другая крайность: вообще их уничтожить. Разумеется, истина посередине. И икона указывает нам на предмет поклонения, но сама только лишь как некое окно в духовный мир. И вот об этом говорит ей Иисус.

Женщина опять не очень-то хорошо всё это понимает и говорит: “Мы знаем, что придет Мессия, вот Он-то нам всё и объяснит”. И вдруг происходит что-то совершенно поразительное. Именно этой простой женщине, с несложившейся жизнью, из враждебного, так сказать, народа – Самарян, Иисус говорит: “Это Я”. И она мгновенно понимает, что за всем тем, что она не очень хорошо еще сознает, есть что-то очень важное. Оставляет свой водонос с водой, за которой шла, бежит в селение, и этим своим соседям, которые к ней относятся наверное не очень хорошо, мягко говоря, рассказывает: “Вы знаете, вот Человек, Который мне рассказал всю мою жизнь, не Он ли Христос?” Они идут, просят Его остаться в этом селении, Он остается, пробыл несколько дней, и действительно заканчивают этими словами: “Теперь мы не только твоим словам веруем”, – говорят они этой женщине Самарянке (по преданию, ее звали Фотиния – Светлана), – “но сами знаем, что Он есть Спаситель мира, Христос”.

Вот об этом рассказывает сегодняшнее Евангелие, рассказывает о том, что Христос пришел ко всем народам, ко всем людям, даже самым, казалось бы, простым, не очень понимающим, не очень понятливым, но даже вот они, эти Самаряне, благодать дает этим простым людям как бы прорваться сквозь эти не очень понятные слова к самому главному: что Он есть Спаситель мира!

Аминь!