Слово отца Александра Борисова
Памяти новомучеников и исповедников Российских
Проповедь на всенощном бдении 8 февраля 2003 года
.


Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Завтра по постановлению Священного Синода – в последнее воскресенье января по ст.ст. – Русская Православная Церковь вспоминает всех святых, всех мучеников, прославленных и не прославленных, которые погибли за время безбожных гонений, за время репрессий, которые безбожная власть обрушила на свою собственную страну, на свой народ. Не только на людей верующих, но и вообще на всех людей, для того чтобы страхом и террором удержать власть.

Так совпало, что сегодняшнее евангельское чтение (на следующий год оно не обязательно будет таким же под этот день) говорит о самом главном, о том, чему и посвящено завтрашнее воспоминание, говорит о Церкви страдающей.

В самом деле, мы видим как бы две части в сегодняшнем Евангелии: первая – троекратное вопрошание Иисусом апостола Петра. Мы видим, что самое главное для Господа и главное для Церкви, главное для каждого христианина – это прежде всего любовь к Господу Иисусу Христу.

И нам надо всегда себя спрашивать: нравится ли мне Господь таким, каким я знаю Его из Евангелия, каким я Его знаю из житий святых, из веры в Него всех тех, о ком я читал, хотя бы немного слышал? Потому что вот это самое главное, это начало всего, именно об этом спрашивает Иисус Петра, причем трижды, как бы подчеркивая, что это самое важное: любишь ли ты Меня?

И Петр отвечает: Да, Господи, Ты знаешь, что я люблю Тебя. А что говорит ему Иисус? Он трижды говорит ему примерно одно и то же, но только примерно. Он ему говорит: Паси агнцы Моя, при первом вопрошании, а при втором и третьем: Паси овцы Моя.

Слово агнец впервые встречается в Библии в драматической сцене жертвоприношения Авраама, когда он вместе с сыном своим Исааком восходит на гору Мориа, на которой Господь повелел ему принести сына своего единственного, которого он любит, в жертву Богу.

И вот когда они поднимаются на гору, Исаак несет вязанку дров, а Авраам несет нож и огонь для жертвоприношения. Исаак спрашивает отца своего: Отец вот дрова, вот огонь, а где же агнец? Здесь впервые прозвучало слово агнец.

Агнец – тот, кто приносится в жертву.

И вот, первый раз Господь говорит Петру: Паси агнцы Моя, т.е. заботься, трудись, оберегай, взращивай и храни тех, кто станет жертвой за Церковь, жертвой за мир, кто присоединит свою жертвенную смерть к Его.

А после двух других вопрошаний Он говорит: Паси овцы Моя. И понятно, что речь идет об остальных членах Церкви, и понятно, что мучеников в Церкви Господь ставит на первое место, а затем говорит о всех других, которые составляют Его Церковь, тело Христово, жизненная задача которых нести Евангелие всему миру. Господь, как рачительный хозяин, заботится о том, чтобы Его дело продолжалось и после Его земной жизни. Он говорит: Я с вами во все дни да скончания века.

Но понятно, что спасение – это не то, что совершает только один Господь. Он хочет, чтобы мы, как друзья Его, участвовали в этом деле спасения, каждый в меру своих сил. Поэтому Он говорит: Паси агнцы Моя, и мы из этих слов можем сказать, что треть Церкви готовится уже к тому, чтобы быть жертвой за Христа.

И примерно так и было в трагические советские годы. Мы получили уже 6-й выпуск Книги Памяти – списка жертв, расстрелянных на Бутовском полигоне за 1937–1938 годы (он находится у нас в библиотеке). И там о каждом расстрелянном человеке приведены краткие сведения: фамилия, имя, отчество, родился там-то, образование такое-то. Оно разное, высшее, среднее… Есть люди совсем необразованные, неграмотные, и очень много людей с низшим и совсем без образования.

Далее: когда был арестован, когда (обычно это через неделю или две) судим тройкой. И далее вынесение приговора за контрреволюционную агитацию, за антисоветские настроения, за один килограмм мяса, за то, что он был шпионом иностранной державы, но это редко (если человек был интеллигентный – он шпион иностранной державы; простой человек – антисоветская агитация, пропаганда) и т.д. и т.д.

И вот идут эти списки: приговорен к высшей мере наказания – расстрелу, и, как правило, через три-четыре дня: приговор приведен в исполнение. И потом через 30–40 лет, кто в 1956-м, кто до 1989 года реабилитирован за отсутствием состава преступления.

Бутово – это только одна маленькая точка, в которой расстреливались ни в чем не повинные люди.

И вот если нам начинает казаться, что сегодня очень плохо жить, что хорошо бы нам вернуться туда, в жизнь при Сталине, когда был порядок, – очень советую эту Книгу открыть и прочесть хотя бы две страницы, много не надо, достаточно двух. Там и альпинисты, там и музыканты, а больше всего простых людей: сторож, маляр, слесарь, разнорабочий, грузчик – вот этих оказалось больше всего. Там нет тысячи, десятков тысяч профессоров, лауреатов премий, спортсменов выдающихся – их столько не наберется.

А было так: товарищ Сталин сказал, что должно быть столько-то врагов народа, – план должен быть выполнен не только по чугуну и стали, но и по расстрелу врагов народа.

И вот Господь говорит о том, что все это, да, будет. Но сохраняется Церковь, сохраняются люди, которых Господь хранит, как Пастырь Добрый Своих овец, и они несут евангельскую весть и донесли до нас с вами. И пронесли её через те огненные, страшные годы, по сравнению с которыми наши трудности – это что-то игрушечное.

И вторая часть сегодняшнего Евангелия – опять же судьбы Церкви. Господь говорит Петру: когда ты был молод, то… сам ходил куда хотел, а когда состаришься… другой препояшет тебя и поведет, куда не хочешь.

Петр, озадаченный, спрашивает про ученика, который идет за ними – Иоанна: Господи! а он что? Господь говорит: Я хочу, чтобы он пребыл, пока приду. Что тебе до того? ты иди за Мною. – Куда?– На крест, на смерть…

Господь хочет, чтобы Церковь, которая пока не погибает мученической смертью, чтобы она пребывала до той поры, когда Он придет.

Иоанн – единственный из апостолов, который умер в глубокой старости, своею смертью, все остальные апостолы закончили жизнь мученической смертью, разделив участь своего Учителя.

Вот такое сегодняшнее Евангелие, оно рисует нам перспективу – трудную, но наполненную смыслом, наполненную героизмом, наполненную тем содержанием, ради которого стоит жить и стоит умереть. И поэтому нам с вами очень важно, чтобы эта память о прошедших годах не стала тускнеть, чтобы не в коем случае, даже в мыслях, у нас не проявилось: вот тогда-то был хозяин, было в чем-то лучше. Да, лучше, но открой вот эту Книгу и посмотри в нее: кому было лучше, а кого просто расстреляли.

Там упомянут один человек, священник, от момента ареста до момента расстрела которого прошло 11 дней. За 11 дней человека вырвали из дома, быстренько судили, уж какие там адвокаты… даже в помине не было. Вот и расстреляли. И таких сотни тысяч...

Пусть Господь благословит, чтобы мы, вспоминая эти кошмарные годы, вспоминая эти страдания, понимали, что они не были бесплодны. Что это семя Церкви и это наставление каждому из нас, чтобы мы очень ценили то, что имеем сейчас – относительно мирную жизнь, возможность исповедовать свою веру, возможность молиться, собираться, слушать прекрасное пение, создавать новые иконы, радоваться тому, как благоустраивается территория нашего храма, других храмов. Это великое благо, великий дар. Только важно, чтобы мы, как и положено каждому человеку, ценили этот дар, воздавая за него любовью к нашему Господу. Аминь.