протоиерей Александр Борисов
Проповедь на Литургии
1 ноября 2009

Фонограмма


 прот. Александр Кузин 11.04.2009

Во имя Отца, и Сына, и Святаго Духа!

Возлюбленные о Христе братья и сестры! Сегодняшнее Евангелие я частично повторю по-русски, потому что оно очень важное для спасения нашей души. И хотелось бы, чтоб оно впечаталось в наше сознание.

Вышел сеятель сеять семя своё. И когда он сеял, иное упало при дороге и было потоптано, и птицы небесные поклевали его. А иное упало на камень, и, взошед, засохло, потому что не имело влаги. А иное упало между тернием, и выросло терние, и заглушило его. А иное упало на добрую землю, и взошед, принесло плод сторичный. И сказав сие, возгласил: «Кто имеет уши слышать, да слышит». Он сказал им на том самом языке разговорном, на котором они все разговаривали. А ученики поняли его или нет?

Ученики его спросили: «Что бы означала притча сия?». Значит, дело не в языке, на котором обратились они, а дело в том, что Священное Писание, слова Господни, нужно понимать, нужно всем сердцем усвоить и видеть их глубину. Он сказал: «Вам [т.е. ученикам] дано знать тайны Царства Божия, а прочим в притчах, так что они видя не видят, и слыша не разумеют. Вот что означает притча сея: семя есть слово Божие, а упавшее при пути – это суть слушающие, к которым потом приходит дьявол и уносит слово из сердца их, чтоб они не уверовали и не спаслись. А упадшее на камень – это те, которые когда услышат слово, с радостью принимают, но которые не имеют корня и временем веруют, а во время искушения отпадают. А упавшее в тернии – это те, которые слушают слово, но, отходя, заботами, богатством и наслаждениями житейскими подавляются и не приносят плода. А упадшее на добрую землю – это те, которые услышавши слово, хранят его в добром и чистом сердце и приносят плод в терпении». Сказав это, Он возгласил: «Кто имеет уши слышать, да слышит».

Всегда ли мы имеем уши слышать слово Божие? Да не всегда. Слышим мы, как говорят у нас, «от стенки горох», и дальше пошел. Почему такое происходит? И плохо ли это? Это не всегда плохо. Хорошо ли, если человек усвоит Слово Божие и не захочет его исполнять, поленится? Это страшно. Поэтому-то ученикам своим, приближенным к Нему, Он говорил и притчи, и объяснял притчи, чтобы они усвоили это Слово, потому что Он в них был уверен. А прочим – только в притчах, поскольку они не готовы ни принять Слово Божие, смысл его, ни исполнить. Но притчи остаются в сердце человека, такое их свойство. И потом, когда приходит время, этот человек, вспоминая эту притчу, начинает усваивать эти семена Правды, семена Вечной Жизни.

Поэтому-то, братья и сестры, Господь мог бы, поскольку Он был всемогущ, всесилен и премудр, сделать так, чтобы все поняли всё, сразу, всё учение о спасении. Нет, этого Он не сделал, потому что усвоение, оно дает плоды только тогда, когда исполняется. И пока мы еще не научились исполнять в полноте Слово Божие, оно к нам приходит и уходит, оставляя что-то в сердце, а иногда и вообще забываем. Но чаще всего, конечно, остается что-то в сердце нашем. И когда приходит время, мы вспоминаем: «А, ну да, так вот о чем это было».

Так что, братья и сестры, дай Бог нам иметь и развивать в себе корни учения о спасении. Что эти корни? Либо это опыт нашей жизни, в котором мы именно через верующее сердце пропускаем все события нашей жизни и оцениваем их во свете Христовой Истины. Что еще корни? Корни – это двухтысячелетний опыт Церкви Христовой, которая не только дала и развила учение о спасении, но и, видя немощи человеческие, разъяснила и объяснила их, и дает возможность нам, преодолевая искушения, идти путем духовной брани, т.е. преодоления этих искушений, к исполнению Заповедей Божиих.

Этот опыт Церкви, он, конечно, в первую очередь находится в самих храмах – это опыт, сохраненный в учениях святых отцов. Но опытом Церкви является также еще и опыт жизни во Христе общины, народа, семьи, из которой мы вышли. Если нам посчастливилось вырасти в семье, в которой, я уж не говорю прям такие уж верующие, но в которой хотя бы сохранялись традиции христианской нравственности. А в большинстве случаев такие традиции сохранились. Не у всех горела лампада, но сохранились традиции нравственности. Мы знаем, что такое хорошо и что такое плохо, знаем не потому, что нас в церкви научили – нас научила мама еще с колыбели.

И вот это драгоценные корни, без которых не получится из нас христиан. Мы сегодня услышали проповедника, батюшку православного, и у нас растаяло сердце. А завтра мы вышли на улицу, а там кришнаид, тоже очень красиво рассказывает. Мы глядим: очень даже прикольно, интересно – и за ним, глядишь, уже хоровод, девчата, смотрят на них, они там поют «Харе Кришна». А потом они придут в церковь, а потом еще куда-нибудь придут – вот это то самое состояние - люди, не имеющие корней. Это страшно.

Поэтому, братья и сестры, будем внимательно смотреть в свою жизнь, внимательно всматриваться в жизнь своих родителей, в жизнь своего народа, своего общества. И конечно, в первую очередь, будем внимательно относиться к учениям святых отцов, в которых всё растолковано и написано. И с учетом и наших немощей, и, как сейчас говорят, с учетом психологии человека, антропологии его, т.е. учения о том, как устроены мы и как нам подать эту истину, чтобы мы ее исполнили. Всё это содержится в Церкви.

Но мы легче всего воспринимаем, конечно, учение от того, когда мы видим рядом с собой человека верующего, человека, имеющего любовь в сердце своем! Сколько мы бьемся иногда: «я ему и так говорю, я ему и этак говорю, а он вот никак не хочет идти в церковь». А когда скажешь, что мол, ну ты любовь-то имей – «да как же я его не люблю? Я ж его люблю! Я ж любя и говорю» - да ты не говори, ты исполняй! Ты делай, ты являй образ веры и образ любви, который был бы притягателен для наших ближних. И человек, который воспринял это от своей матери, от своего брата, сестры, а иногда даже от своих детей, сейчас такое бывает, воспринимают. И вот это и есть укоренение в традиции церковной. И если мы будем внимательно к этому относиться, то Слово будет укоренено в нас, а больше всего Слово укореняется в нас через исполнение! Через наше исполнение. И такие корни, они уже удержат нас от тлетворных, а иногда даже очень соблазнительных ветров нынешнего века, в которых так хочется заглянуть иной раз, так любопытно, так привлекательно, но гибельно.

И, братья и сестры, да будет с нами стремление укорениться, укорениться в церковной традиции! Потому что без корня, как сказано в этой сегодняшней притче, все наши семена, которые посеяны в наше сердце, украдет враг, и не дадут они ни всходов, ни урожая.

Да поможет нам Господь пустить корни в наше сознание, в учении о спасении, укорениться в исполнении Его Святых Заповедей ради вечной жизни с Богом! Аминь.

Поздравляю причастников с принятием Святых Христовых Таин.

Сегодня память святого мученика Уара, которому (особенно современная традиция) приписывают особое дерзновение молиться о некрещеных. Кстати говоря, такое дерзновение имели и многие другие святые: Макарий Великий в пустыне молился о язычнике, и были еще и другие святые. Но вот так вот принято молиться в этом отношении святому Уару. Даже есть храмы Уара, святого, в который приезжают, чтобы помянули людей, которые не крещены.

Вы знаете, несмотря на милосердие Господне, которое распространяется на всех нас: и крещеных, и некрещеных, всё-таки Церковь – это союз крещеных людей. Церковь – это корабль спасения. Церковь – это место, где собираются на корабле, и, соответственно, кормчие отвечают за тех людей, которые находятся на корабле. А те, кто плавают на маленьком плоту сквозь зной и непогоду, где-то там во мраках и туманах - кто их управит? Кто знает о них? Они сами себя лишают возможности управлять ими, потому что не находятся на корабле. А почему они не в Церкви? Да из-за нас! Вот мы думали, и было искушение, и было у нас оправдание: вот у нас власть безбожная, вот поэтому, мол, неверующие. Но сейчас нет этого, а сколько верующих, много прибавилось? Да, много, но не все. И те, кого мы любим, часто находятся вне Церкви.

Да будет для нас, братья и сестры, чтобы мы были корнями, чтобы мы были той питательной почвой, чтобы было, куда пустить корни всем нашим близким, всем, кого мы любим. И тогда мы не будем прибегать к таким вот неканоническим, в общем-то, вещам, как всё-таки найти возможность помянуть неверующего, некрещеного человека, когда он умрет. А чтобы пока мы еще здесь на земле все вместе, чтобы мы привели, посодействовали приходу в Храм, привели любовью, привели такой крепкой собственной традицией и образом благочестия и образом любви, которую возьмем, конечно, в Церкви, источником которой является Сам Христос.

Да поможет нам Всемилостивый Господь! Аминь.