... на главную страницу Объявления Паломничество
Милосердие Творчество Помощь заключенным
Воскресная школа Подростковый клуб Семейный клуб
Психологическая помощь Самопомощь Взаимопомощь
Встречи Тэзе РДКБ Дом трудолюбия Ной

 

Милосердие


Группа милосердия

Дорогие братья и сестры

Мы приглашаем всех, кому требуется вещевая помощь (одежда, обувь, предметы обихода), обращаться в Группу Милосердия в Пятницу после Литругии и в Воскресенье после Поздней Литургии.

Спрашивайте в свечном киоске!

 

Дорогие братья и сестры! Огромная просьба: не утруждайте себя, не приносите в Группу милосердия то, что вы можете отнести гораздо ближе – в мусорный контейнер в вашем дворе. Грязное, рваное, без пуговиц, с выпоротыми молниями – подумайте, ведь вы предлагаете это надеть людям, - людям таким же, как и вы!

 

 


 

 

 


 

 

О кормлении бездомных

Накормить голодного

К сожалению, эта информация устарела. С марта 2013 года кормление бездомных в храме прекращено по независящим от прихода обстоятельствам...

 

В нашем храме всегда с заботой относились к тем, кого обычно называют “бомжами”. Вот уже несколько лет Группа милосердия помогает им одеждой. Год назад наши прихожане с благословения настоятеля стали устраивать праздничные обеды для бомжей — на Рождество и на Пасху. Всем приходом это было воспринято, как настоящий праздник, ведь накормить голодного, как говорит Евангелие, это значит накормить Самого Христа. Но праздники редки, а что делать людям, у которых нет еды каждый день? Тогда пришла мысль о бесплатной столовой. Но в храме нет ни помещений, ни оборудования ... Стали молиться - и выход нашелся. Наш прихожан, Леонид, предложил от своей фирмы привозить бесплатный суп. Это мог устроить только Господь - только Он знает, что где-то есть излишки продуктов, а где-то - нуждающиеся люди. Чтобы их соединить, нужно чудо...
Теперь бесплатные обеды - это реальность. Два раза в неделю каждый, кто голоден, может получить горячий суп, хлеб, чай.

Мы благодарим Тебя, Господи, за Твое благословение: одних - готовить и привозить пищу, других - жертвовать на хлеб, чай, сахар, третьих - организовывать раздачу обедов. Мы благодарим Тебя, Господи, за Твое доверие и любовь к нам, за то, что Ты даешь нам возможность накормить Тебя, когда Ты, живущий среди нас, голоден. Благодарим Тебя за счастье чувствовать Тебя посреди нас, когда наши братья и сестры, накормленные и напоенные, часто со слезами на глазах покидают храм.
Благодарим Тебя, Господи, за умножение любви в наших сердцах. Ты посеял это, Господи, а мы - собираем. Аминь.

Дорогие братья и сестры! Мы приглашаем и вас помочь в посильной работе: в подготовке, раздаче, уборке, мытье посуды - в среду и пятницу от 12 до 15 часов (в любой удобный для вас интервал времени).

Спасибо добрым людям за пожертвованный компьютер! Если у кого-то остался старый компьютер или ноутбук, или какие-то, еще пригодные для использования комплектующие, вы можете пожертвовать их в храм, передав через сторожей. По мере возможности, мы собираем из них "пишущие машинки" для нуждающихся.

Два раза в неделю в нашем храме кормили бездомных.
Здесь же давали одежду, лекарства, оказывали посильную медицинскую помощь.

 

 


 

Памяти служения

 

О группе кормления бездомных и нуждающихся в храме святых бессребреников
и чудотворцев Космы и Дамиана в Шубине

(город Москва, Столешников переулок, д. 2)

 

С благодарностью, о. Александру Борисову

 

Воспоминания о нашем служении в храме, начатом в декабре 1997 г. и законченном в марте 2013 г., записаны по воспоминаниям и со слов участников этого служения.

Храм святых бессребреников и чудотворцев Космы и Дамиана в Шубине.
Офорт XIX века

 

Храм свв. бесср. Космы и Дамиана в Щубине.
Современное фото

 

Глава первая. Немного истории.

 19 декабря 1991 г. впервые после 60-летнего перерыва (храм был закрыт в 1929 г., а в 70-х годах превращен в типографию) в возвращенном верующим храме, в маленькой комнате на втором этаже, была отслужена Божественная литургия. С этого дня храм ожил. В молитве, в участии в литургической жизни проявляется наша жизнь как христиан. Конечно, Литургия, храмовые (суточные) службы, катехизация, чтение и изучение Священного писания, работа в евангельских группах - этим наполнена жизнь нашего прихода. Но по слову Священного Писания «вера без дел мертва» (Иак. 2, 26) и наш батюшка о. Александр (Борисов) сказал, что в современном мире христиане не могут ограничиться только молитвенным деланием.

В 90-е годы время было суровое, появилось много бездомных безработных, голодных людей, которые нуждались в помощи. В храме уже работала группа милосердия, разносились бесплатные обеды престарелым и больным людям близлежащих домов, раздавалась одежда бездомным, беженцам, малообеспеченным людям. Прихожане посещали больницы, детские дома, переписывались с заключенными, собирали для них посылки с  книгами и другими самыми необходимыми для жизни вещами, расфасовывали и раздавали по спискам продукты  из гуманитарной помощи.

С благословения нашего настоятеля о. Александра для бездомных, голодных и нуждающихся перед Рождеством и на Пасху стали устраивать праздничные обеды. Всем приходом это было воспринято как настоящий праздник – ведь накормить голодного, как говорит Евангелие, значит накормить Самого Христа. Но праздники редки, а что делать тем людям, у которых нет еды каждый день? накормить Самого Христа. Но праздники редки, а что делать тем людям, у которых нет еды каждый день?

 

 

И тогда о. Александр предложил кормить в храме бездомных обедами. Сначала это показалось невероятным. В храме нет ни специальных помещений, оборудоания. Нашего батюшку поддержал и о.Георгий (Чистяков) и о.Иоанн (Власов).

Но многие прихожане были против кормления бездомных обедами: ведь столько будет новых незнакомых и неизвестных проблем, грязи, инфекции и т.п.! В дальнейшем все эти опасения оказались правильными и не только эти! Появилось много других непредвиденных  забот и хлопот.  Не представляли себе - с чего же начать?! Стали молиться и искать какие-нибудь возможности!

 

 

И выход нашелся. К о. Александру однажды осенью 1997 года подошел прихожанин нашего храма по имени Леонид и предложил привозить наваристый  горячий куриный бульон, который оставался у него на фирме  от варки  кур для приготовления салатов. А  немного позже, через пару месяцев, Леонид стал заправлять бульон овощами, крупами. Сначала привозили один бидон-термос (50 л.) с супом, через год - два их количество увеличилось до пяти. Это был поистине Божий дар. И оставалось правильно распорядиться им. Но проблемы росли и множились…..

 

Глава вторая. Самое начало.

 По воспоминаниям наших прихожанок, начиная с 14 декабря 1997 года каждый, кто голоден, мог получить горячий бульон (суп), хлеб и чай три раза в неделю бесплатно в храме.

В это время Нора Мазо занималась в приходе социальными делами, и она предложила Тане Васильевой возглавить группу кормления бездомных и нуждающихся людей. Хорошо понимая насколько тяжелую задачу, поставили перед ней, Таня все-таки согласилась, а Нора помогла в организации группы, закупке необходимого инвентаря, в разрешении возникающих проблем.  Весной 1999 г. в группу пришли братья Мурашевы.

 

 

Слово Татьяне Васильевой:

 «Это мог устроить только Господь; только Он знает, где - то есть излишки продуктов, а где – то нуждающиеся люди. Чтобы их соединить нужно чудо…».

«Господи! Где Ты в нашей жизни? Как увидеть Тебя? Ты обещал, что будешь посреди нас, когда мы соберемся во имя Твое»…

С благословения настоятеля обеды раздавали в храме в южном пределе. Столы, в основном письменные однотумбовые, вытаскивали из разных углов, между ними клали доски или другой подручный материал.

Работы хватало всем. Столы покрывали разномастными клеенками, принесенными из дома сестрами; вместо скамеек ставили два стула, на которые клали доску и покрывали ее газетами.

Закупили, а частично принесли из дома, глубокие тарелки и ложки, позже  появилась  одноразовая посуда – ложки, тарелки, стаканчики для чая. Закуплены моющие и дезинфицирующие средства.

В декабре, когда Леонид начал привозить суп, их бездомных, потерянных, никому не нужных, приходило по 20 – 30 человек. Но пошла молва, что здесь бесплатно, регулярно по понедельникам ,средам и пятницам, кормят горячим обедом - и количество нуждающихся росло. Приходят бездомные, неимущие, беженцы, старики, матери с детьми, молодые ребята и девушки, беженцы.

Перед каждым обедом у нас волнение: сможем ли накормить всех?!

Ведь, кроме сидящих за столом, на скамеечке за нашими спинами выстраивается ряд баночек и бидончиков, которые тоже нужно наполнить.

Но Господь берет на Себя и эту заботу. И пока еще никто не уходил голодным. Мы изо всех сил стараемся быстро и с любовью накормить каждого. И не дай нам, Господи, впасть в искушение, начав разбираться, почему они пришли сюда? Почему не пытаются зарабатывать сами? Ты их позвал, Господи, на Свою трапезу, а мы только слуги Твои.

Мы молимся Тебе о них, Господи: не остави! Ты для них – последняя надежда, подари им встречу с Тобой и Жизнь Новую по милости  Твоей!

Мы благодарим Тебя, Господи, за  Твое благословение: одних – готовить и привозить пищу, других - жертвовать на хлеб, чай, сахар, третьих – организовывать раздачу обедов. Мы благодарим, Тебя Господи, за  Твое доверие и любовь к нам, за то, что Ты даешь  нам возможность накормить Тебя, когда Ты, живущий среди нас, голоден.

Благодарим Тебя за счастье чувствовать Тебя посреди нас, когда братья и сестры, накормленные и напоенные, часто со слезами на глазах покидают храм.

Благодарим Тебя, Господи, за умножение любви в наших сердцах. Ты посеял это, Господи, а мы – собираем. Аминь».

Сестра Татьяна Васильева. («Приходская газета» февраль, 1999г., стр.11, «Накормить голодного»)

 

Лена Костикова выразила те же самые мысли в стихах:

 

Среду и пятницу как выходного жду.

Мой выход – вход в Дом Божий на служенье.

Господь призвал, привел, Ему ль не услужу,

Дающему прощенье и спасенье?

 

Нам слух Иисус открыл для Слова Своего,

И вместе нас собрал во исполненье,

Чтоб в Его Доме стать рукой Его,

И хлеб насущный раздавать рукой Того,

Кто тела и души болезней – Исцеленье.

 

Мы здесь – Единое Христово Тело,

И каждый в нем – единствен и незаменим,

Поставлен в нужном месте в каждый миг,

Рукой незримой Милосердья дела,

Что только Духом совершается одним.

 

Молитвой храма этот мир храним,

Только здесь я в этом мире что-то значу –

Такое, что не стыдно перед Ним

И что любую посрамит удачу…

 

Лишь здесь любовь найду, а не вражду,

Лишь здесь открою сердце для сближенья,

А коли в боль: души преображенья жду,

И не ищу виновных в искушеньях…

Лишь здесь – покой, и не хочу домой,

Хоть ног не чую под собой порой…»

Сестра Елена Костикова

 

 

Глава третья. Как это происходило.

Итак, служение началось. По понедельникам, средам и пятницам, а через примерно год – полтора кормили только два раза в неделю по средам и пятницам.

После литургии и исполнения храмовых служений сразу же начинались приготовления к кормлению  нуждающихся.

Расставляли столы, сооружали скамейки, расставляли одноразовые стаканчики и ложки. Ложки были алюминиевые, но они примерно, через полгода исчезли. Закупили еще, но и эти ложки быстро «испарились». Тогда закупили пластиковые одноразовые.

В течение  почти целого года – осенью, зимой и весной, в любую погоду  сестра Таня Васильева покупала и привозила хлеб на ручной тележке из г. Реутова. А так как количество народа возрастало, то тележек стало тоже две, и Женя Васильев стал помогать Тане, а потом и всем остальным, став постоянным членом группы. «Ручная» доставка хлеба в храм прекратилась в  1999г, когда заключили договор на поставку хлеба с московским хлебозаводом № 9. Утром около 9 часов в дни кормления приезжала машина с хлебом, ее разгружали, потом нарезали хлеб.

 

На фото Виктор Золотарёв режет хлеб перед кормлением.

 

В течение первого года обед состоял из супа, или щей, или борща, хлеба и сладкого чая. Нашим подопечным очень полюбился наш чай с первых месяцев кормления. Они часто просили налить им чай в любые емкости, бутылки, пакеты или любые другие емкости и забирали их с собой. Очень часто этим людям негде было напиться, особенно зимой. Позже многие из группы собирали пустые чистые бутылки из-под воды, наполняли их чаем и раздавали желающим. А чай был действительно вкусный! Недорогую? чайную заварку покупали, но к заварке добавляли, принесенные из дома всякие запасенные с лета, высушенные травы (мяту, мелису, листья и веточки смородины, малины, вишни), ягоды, лимонную цедру, кожуру мандаринов и апельсинов. Иногда травы для чая приносили люди, которые обедали. Мы эти травы разбирали, высушивали и использовали.

В 1999-2000 г.г. закупили быстро разваривающуюся вермишель с приправой, засыпали в кастрюли емкостью 50 л., которые передали в нашу группу из Молодежной группы нашего храма. В этой емкости запаривали вермишель, заправляли маслом и приправами.  Позже года через три вермишель заменили картофельным пюре. Закупали на Черкизовском мясокомбинате сосиски. Примерно в это время  Леонид Филатов закрыл свою фирму и перестал поставлять супы. Поэтому супы готовил сами, используя замороженные овощи, готовые приправы и, когда была возможность, - сублимированное мясо. Благодаря спонсорам, появилась возможность к чаю раздавать кексы, печенье, пирожные (с 2008-2009г.).

«В дни кормления у дверей храма собирается толпа, трудно проницаемая для любого желающего пройти в храм, голодных, грязных, одетых в лохмотья, людей, зачастую дышащих перегаром, некоторые нагружены огромными баулами своим скарбом, который всегда и везде при них» (Константин Семенов «Приходская газета» №16, стр.10,1999 г.) Баулов и огромных сумок не стало в храме после первого теракта в троллейбусе в Москве.Состояние здоровья, внешний вид, поведение некоторых нуждающихся, мягко говоря, оставляло желать лучшего. Все это и многое другое приводило нас иногда в ужас, особенно количество больных, в том числе, душевнобольных.

От нашего разрушения и распада группы нас спасала Божья помощь, осознание ответственности не только за свою жизнь и жизнь своих близких, но и за жизнь этих больных и попавших в беду людей. Господь не оставил без помощи ни участников группы, ни всех тех, кто приходил обедать.

 

 

Когда все приготовления к кормлению заканчивались, столы  накрыты к обеду, двери храма открывались, и толпа врывалась внутрь. Голодная толпа, ворвавшаяся в храм, действительно, являла собой поистине горестное зрелище. Рассаживались и ждали. Увидев все это, особенно их глаза, ждущие и призывающие, сестры забывали обо всем на свете, кроме этих людей и их глаз, стараясь изо всех сил разносить тарелки с супом как можно быстрее. Устанавливалась относительная тишина. Потом разносили вермишель и чай, если оставалась еда, предлагали желающим добавку. Обычно добавку просили один – три раза, но бывали случаи, когда люди просили добавки вермишели  по пять раз и съедали все до капельки!  -  поистине голодные люди!

 

Посуду моют сестры: Анетта Рыскина, Галя Лысова, Таня Максимова.

 

Съев все, что было съедобного, вылезали из-за стола и расходились по своим делам. А мы - дезинфицировали и мыли столы, дезинфицировали и мыли посуду убирали столы и сиденья, вручную мыли полы. Обессиленные, пили чай с тем, что приносили с собой из дома и разбредались по домам.

Подготовка к кормлению начиналась сразу после Литургии,  а кормление и уборка заканчивались не ранее 5-6  часов, хотя  старались выполнить все работы как можно быстрее. Очень сильно уставали. Уставали не только и столько физически, но от вида пришедших обедать. Столько нищеты и безысходности большинство из нас не видели никогда, знали лишь из книг или рассказов старших, переживших войны и голод.

Физически и не только физически, стало гораздо легче, когда в группе появились братья Костя и Дима Мурашовы, Боря Клепарский, Анатолий Иванович Козлов и др.

Сначала нас, кормящих, было совсем мало. Самый первый список  был рукописный. В школьную тетрадку Таня Васильевна записывала имена всех желающих кормить. Вот этот список.( декабрь 1997г.- февраль 1999г.) :

Татьяна Васильева, Нора Мазо, Маргарита Донатовна Чаповская, Надежда  Маркина,  Наташа Афонина, Света Пашкова, Оля Матасова, Маша Николаева из г.Химки, Лариса Холодова,  Анна Николаевна Пеньчук, Бочурина Люся, Женя Кабанова, Ира Бессмертная, Воронкова Люся, Аня Васинская, Инна Колосницына, Алла Резникова, Галя Карповская.

 

 

Фото группы кормления (2001-2002 год). Сидят слева направо. Роман Изотов, Надя Маркина, Саша Константинов, Света Константинова, Таня Васильева, Лиза Смирнова, Таня Максимова, Костя Мурашов. Стоят: Леня Байчток, Марина Филипенко, Женя Васильев, Наташа Анохина, Надя Барабанова, Женя Кабанова, Женя Семенкина, Лена Шувалова, Маргарита Донатовна Чаповская, Саша Богданов, Ира Бессмертная, Боря Клепарский, Нора Мазо, Петя Тимохин.

 

Ещё фото (2001 г.)

 

 

 

 А число подопечных и нуждающихся росло « не по дням, а по часам». «Сарафанное радио» разнесло весть о бесплатных обедах удивительно быстро. В конце 1997 г.  и начале 1998 г. число приходящих обедать возрастало постепенно до 100-200-300 человек, а к зиме 2000 г. достигло     500-600 человек.

 

Разместить и накормить такое количество людей с каждым разом становилось все труднее и труднее. Прежде всего, решили упорядочить запуск и организовать порядок среди пришедших обедать и еще  разбить всех пришедших обедать на две смены, т.к. одновременно разместить всех стало невозможно.

 

 Очередь у храма перед запуском.(фото 2010 г.)

 

Всех, у кого не было жилья, просили пройти санобработку и принести справку об этом (адреса санпропускников  сообщали). В первую смену в 2 часа дня входили женщины, дети, инвалиды и люди, имеющие справки, потом все остальные, пока оставались свободные места.

 После обеда 1-ой смены, уборки, дезинфекции, накрывали столы для второй смены, для остальных  желающих поесть. Когда не хватало сидячих мест, приходилось, есть стоя.

 

 

 

Во время дождя, особенно осенью и ранней весной, во время морозов, метелей зимой мы пытались хоть чуть- чуть «раздвинуть» стены храма, чтобы люди поменьше мокли и мерзли на холоде, ветру, под дождем и снегом.

Перед началом запуска вся группа собиралась вместе, молились и окончательно распределялись обязанности и ответственность каждого за порученное дело. Все занимали свои места.

 

 Сбор группы на молитву перед началом кормления.

 

Глава четвертая. Продолжение нашего делания и некоторые возникающие проблемы.

 На протяжении первого года служения возникало великое множество различных проблем - как маленьких, так и больших. Чтобы «выжить», эти все вопросы нужно решать. Что-то придумывали и осуществляли в одиночку, что называется «на ходу», чаще сообща; по каким-то вопросам просили помощи и благословления у нашего любимого настоятеля о. Александра, но по незначительным вопросам старались батюшку не беспокоить.

Например, никто не подумал о том, что понадобиться обыкновенная соль. Купили соль, и раздавали по просьбе желающих, насыпая на бумажки или в бумажные кулечки для тех, кто просил разрешения взять соль с собой. Потом подумали и на каждый стол стали ставить «солонки».

Очень скоро мы увидели, что многие их пришедших просят пить. Поэтому к началу обеда готовили воду и сами предлагали желающим напиться, обходя столы.

 

Первые полтора-два года кормление осуществлялось три раза в неделю по понедельникам, средам и пятницам, начинали в сентябре-октябре и заканчивали в конце июня-июля. Но наших сил явно не хватало. И количество кормлений сократили до двух (среда и пятница). К этому моменту началось служение в храме Успения пресвятой Богородицы (в Газетном пер.) по вторникам и четвергам.

Со временем количество нуждающихся людей увеличивалось, а наши силы понемножку убывали. Справляться с этими трудностями помогли наши молитвы и помощь о. Александра, который обращаясь к прихожанам с амвона, просил их о помощи  в нашем служении.

Группа немного увеличивалась, а через некоторое время уменьшалась. Одни приходили на одно кормление, потом исчезали, другие задерживались на пару недель или месяц, и пропадали.

Иногда встает вопрос – почему люди уходят из служения? Причины очень разные. У людей складываются разные обстоятельства. Некоторые сестры становились бабушками и оставались дома, но время от времени они приходят к нам, встречаемся с ними и на службе до сего времени. Другие уходят по немощи, по болезням. Третьи не сразу осознают, почему и зачем они пришли сюда. Если человек ждет что-то получить от служения, например, возрастания в духе, понимания и осознания самого себя, тогда одно из двух – либо он остается в группе, либо уходит искать ответы на свои вопросы в других местах.

Кто-то уходит в мир иной... Но остались навсегда среди нас, в наших душах – и Люся Бачурина, и Женя Кабанова, и Боря Клепарский, и Анна Николаевна Пеньчук, и Саша Богданов, и Света Гашумова, Наташа Гринюк.

Но если человек ждет получить от служения только свое, материальное, ждет, что о нем будут заботиться все окружающие, то такой человек обычно уходит. Бывает, правда, удается заметить обиду вовремя и объяснить и разъяснить что-то и человек поймет и примет эти объяснения, тогда все в порядке. Бывают люди, которые тянут «одеяло на себя», а порой начинают брать деньги, якобы «взаймы». С такими людьми чаще всего приходится расставаться нам самим.

Люди постепенно меняются. Меняться заставляет потребность расти, научиться любить не только близких и родных, но любых, бездомных, голодных, больных, всяких. Наш батюшка о. Александр предлагает человеку, попавшему в трудную жизненную ситуацию, помочь другому человеку в его крайней нужде и тогда часто оказывается, что этому другому человеку, гораздо хуже, чем тебе. В практической помощи другим человек растет духовно.

 

Глава пятая. О некоторых проблемах.

 Примерно через год стало понятно, что ситуация с запуском людей, долго продолжаться не может. Это стало ясно после смерти человека недалеко от храма в толпе желающих поесть. Из этой толпы прибежал кто-то и стал просить тряпку. Когда выяснили, для какой цели нужна «тряпка», все сделали, что необходимо.

С тех пор научились, но не сразу, выстраивать очередь и запускать не всех сразу, а порциями, чтобы успеть рассадить по местам. Пока рассаживали пришедших пообедать, в храме становилось шумно. Чтобы утихомирить и успокоить всех решили включать молитвенную или классическую музыку; приносили проигрыватель или магнитофон. Однажды  Оля Милованова – профессиональный музыкант (скрипачка), предложила поиграть для всех нас перед началом и даже во время обеда. Потом к Оле присоединился Сергей Жирихин- наш алтарник, и иногда они устраивали маленькие концерты после окончания служения.

Было предложено во время кормления читать псалтырь. Такое чтение было молитвенным стоянием за служение. Обычно читали сестры, которым  было трудно иным способом принимать участие в кормлении, т.к. они приходили на служение после болезни. Псалтырь читала и Женя Семенкина, и Женя Борикова, и Лиза Смирнова, и Света Пашкова, и другие.

 

Сергей Жирихин и Амина.

Инна Колосницина.

Лиза Смирнова читает псалтырь.

 

Когда осенью 1999 г. в группу пришел Борис Клепарский и предложил читать молитвы перед едой («Отче наш….) и сразу же «Благодарю Тебя  «Некоторое время так и читали, но позже (примерно через пару месяцев) Благодарственную молитву читали после обеда. Еще немного позже перед обедом и перед молитвой говорили напутственные слова. Говорил о. Анатолий Сибаров (г. Абакан),  Боря Клепарский, Костя Мурашов, Олег Попович, Оля Беседина, Анатолий Иванович Козлов, Саша Константинов, и многие другие, а Ира Акимкина  читала стихи (Иру в храм приводила обычно Саша Костенко или Ира Васильева, Ира Акимкина не видит). Не сразу, но со временем все пришедшие обедать вставали и слушали молитвы, стоя, а некоторые  молились и благодарили вместе с нами.

 

Борис Клепарский говорит слово перед началом обеда.

.

Поскольку кормление  проходило в помещении храма, в праздничные дни расставлять столы и пр. становилось невозможно, поэтому в такие дни после службы перед входом в храм ставили стол и раздавали «сухие пайки»- пакеты с хлебом, сосиской, кексом и пр., разливали сладкий чай.

Жизнь группы налаживалась. Жизнь стала веселее и намного легче после появления складывающихся столов и скамеек в начале 2000-х годов, а позже и машины, которая моет полы.

 

После окончания кормления, уборки и дезинфекции помещений мы усаживались за стол, пили чай и, по предложению Кости Мурашова, делились впечатлениями о пережитом в течение дня, обсуждали все те события, которые случились  в течение трудового дня, и принимали  решение. Костя назвал  эти обсуждения «пятиминутками». После одной из таких пятиминуток  Оля Требушная записала свои предложения, озаглавив их «Как помочь» бездомным»:

«- Хорошо бы иметь комнату, где можно их послушать, поговорить с ними о настоящей и прошлой жизни. Из разговора, узнав, что кто-то   хочет работать, нужно подумать, как ему помочь.

 

- Если сами увидели, что требуется срочная медицинская помощь (открытые раны и т.д.), то может быть помочь их устроить в больницу.

- Хорошо бы  их одевать. Заранее отобрать из принесенных вещей самое необходимое: трусы, майки, футболки, свитера, брюки,  рубашки, носки, обувь, куртки, шапки, юбки, варежки. Они нуждались практически в любой одежде и обуви.

- Часто просят : мыло, приборы для бритья, нитки,  иголки, а также лекарства( от температуры, головной боли), бинт, очки и пр.

- На Рождество и Пасху для них устраивать праздник где-нибудь (самим составить концерт, сыграть самим спектакль), потом чай.

- Может быть, с некоторыми из них начать читать Евангелие  или молиться.

-Как-то помочь им, чтобы они дружили друг с другом».

Практически всё,  что предложила Оля было сделано, в той или иной форме. Кроме, пожалуй, первого пожелания об отдельной комнате. Но, тем не менее, многим из нас  удавалось поговорить «о жизни» с приходящими обедать. И мы  старались, как то помочь им в меру наших возможностей. Некоторые из приходящих обедать легко шли на контакт и рассказывали о себе, своих проблемах, со многими установились дружеские отношения.

 

Глава шестая. Наши помощники.

 В конце 90-х годов, когда исчез «железный занавес», в Россию со всех сторон съехались разного рода проповедники и волонтеры из различных стран и христианских концессий: из Америки, Франции, Германии и др. Появились они и в нашем храме. Они действительно хотели помогать и участвовать в нашем служении, тем способом, которым могли. В 2000 году в группе появился замечательный человек – Грант Пендилл. Он приехал из Америки, небольшого городка в штате Виржиния. Он в приехал в Россию с целью помочь детям. Но узнав о нашем служении, стал приходить в храм и работать рядом с нами, когда был свободен от основной работы. Также поступала Николь – африканка, служащая французского посольства.

 

Американский волонтер-протестант Грант Пендилл и Роман Изотов приготовились к началу кормления (фото 2000 г.)

 

Однажды батюшка направил к Косте Мурашеву немецкого пастора, который передал приходу большую партию йогуртов и мы раздавали их во время обеда. Аналогичные пожертвования случались и от российских предпринимателей. Много и успешно помогали французские прихожанки храма Святого Людовика, участницы франкоязычной группы «Матери в молитве». Часто это были члены семей дипломатов. Мы с большой теплотой и любовью часто вспоминаем приветливую Изабель, улыбающихся Клер и Барбару, жизнерадостных Анэс, Жоэль, Аврору, Элен и др. Наши французские сестры достаточно плохо  или вовсе не знали русского языка, но это незнание  не мешало нам сообща помогать, нужающимся в нашей помощи, людям

 

 

Глава седьмая.  О той помощи, кроме кормления, которую мы оказывали нуждающимся.

Начиная с первых недель кормления становилось ясно, что наши подопечные нуждаются не только в еде, но и в духовной пище, а также часто в самом необходимом--одежде, нижнем белье, элементарных лекарствах и предметах гигиены и многих других мелочах. Поэтому, начиная с первых недель кормления, по просьбе приходящих поесть, а иногда по собственной инициативе, мы приносили из дома и раздавали все, что могли (клеёнки, газеты, одежду, обувь, мыло, таблетки, многие и многие другие мелочи.

Нужно отметить, что предложения по улучшению обслуживания исходили не только от участников группы, но и от самых разных людей, приходящих в храм. В 1999г. представитель вновь созданного фонда «Возрождение» Марат предложил финансовую помощь нашему служению через этот фонд.  По его словам он имеет медицинское образование и он обратился к нашим подопечным с вопросом «Чем мы можем им помочь?». Вокруг Марата собралась большая толпа, Марат записал в блокнот все их многочисленные просьбы и положил этот блокнот на стол перед К. Мурашовым и Т. Васильевой. Этот фонд финансировал покупку лекарств в течение примерно полугода, деньги у  Фонда закончились, а Марат перестал появляться в храме. И его предложение по существу начали осуществлять Костя и Роман Изотов.

Уже осенью 1999 г. Костя Мурашов и Роман Изотов делали перевязки,  вызывали скорую помощь, если в этом была необходимость и т.д. Некоторое время перевязывала Таня Цуканова. Вначале 2000-х годов была налажена постоянная раздача лекарств, бинтов и др. во время обеда. Связались с    аптекой, пригласили руководство аптеки  в храм, показали и объяснили, что нам необходимо, и руководство аптеки пошло нам навстречу, всячески старались нам помогать, сделали большие скидки на лекарства и пр.

 Раздавали нательные кресты и Евангелие (и то и другое пользовалось большим спросом), одежду и обувь, предметы гигиены, очки и др. Крестики, Евангелие и очки раздавал Боря Клепарский, кресты покупали члены группы, Евангелие, Псалтырь присылали протестанты, а очки приносили из дома или покупали. Сережа Якунин, когда не смог приходить на кормление из-за занятости на работе, чтобы как-то продолжить свое участие в нашем служении, стал покупать и раздавать очки. Последние год-два очки раздавали Лида Брайловская и Люся Уманская.

 

Наладили связь с фабриками – производителями сухой вермишели, сухого картофельного пюре, хлеба и др., а также одежды - нижнего белья, шапок, носок, варежек и пр.

Надя Киселева наладила связь с производителями обуви, её муж Игорь Киселев организовал доставку обуви в храм, а после обеда обувь раздавали.

Появление новых форм служения привело к необходимости некоторой перестройки внутри группы. Появились ответственные за эти служения и их помощники. Одежду и обувь раздавали Оля Требушная и Лиза Смирнова, Люся Терентьева, Галя Николаева и  другие, позже ответственными стали Света Бегунц и Надя Киселева. Нашей аптекой заведовали Лена Костикова и Лена Илюшина, потом к ним присоединились Люся Терентьева, Оля Столярова, Лида Болдырева, Женя Сорокина.

 

 

                  

        

Глава восьмая. О жизни группы. « Ни хлебом единым жив человек,.»

 Конечно, наша работа с приходящими обедать объединила всех членов группы кормления. Но прежде всего нас соединяет слово Божие, его изучение в евангельской группе. Уже через год после начала нашего служения  образовалась евангельская группа, руководили которой Таня Васильева и Костя Мурашов. Группа продолжает собираться по средам и после прекращения работы группы кормления.

Но жизнь группы не была бы полной  и насыщенной, если не сказать  о совместных походах в музеи, на экскурсии по Старой Москве, о поездке в Италию по приглашению общины св. Игидио в Риме и в Тезе на юге Франции летом 2000 г., о выездах  в Переяславль-Залесский, Ферапонтов монастырь,  Вологду и Кирилло-Белозерский монастырь летом 2003 г., в Пафнутий-Боровский монастырь и его окрестности в 2004 г., Волоколамский монастырь, Троице-Сергиеву лавру и ее окрестности, включая храм, посвященный Сергию Радонежскому и построенному на месте убиения о. Александра Меня. Этот храм совершенно замечательный. Храм построен по эскизам  архимандрита Зинона. Внутри храм оформлен также по его эскизам, а иконостас писал сам архимандрит Зинон.

 

 

 Информаторами о различных выставках, а часто и организаторами походов о были и Света Пашкова, и Боря Клепарский, и Костя Мурашов, и Марина Башлыкова, и  многие другие.

Летом в июле 2000 г. группа побывала в Италии по приглашению общины св. Игидия, члены которой, как и наша группа, кормят нуждающихся с согласия и при поддержке мэрии Рима. Община св. Игидия (св. Иакова) находится на берегу р. Тибр в центре Рима.

Отдельно нужно вспомнить об экскурсиях, организованных  и проводимых Мариной Башлыковой, в Центральном  музее древнерусской культуры и искусства имени  Андрея Рублева.

 

 

Экскурсия в музей древнерусской культуры и искусства им. Рублева (слева направо): Тамара Бодрова,  Ира Бессмертная, Люся Терентьева, Лена Шувалова, Марина Башлыкова, Дима и Костя Мурашовы.

 

Марина приглашала нас практически на все выставки, проводимые музеем. Экскурсии очень - очень интересные, насыщенные,  познавательные,  порой просто удивительные.

Вся группа  низко-низко кланяется Марине!!!  К сожалению, обо всех экскурсиях написать сейчас сложно, но хочется вспомнить хотя бы  последние. В июле 2013 г. прошла уникальная выставка  Большой государственной книги, называемой « Царский Титулярник 1672 года».

 

 

Книга была изготовлена в короткий срок лучшими российскими изографами  и была подарена царю Алексею Михайловичу.

Книга выставлена после продолжительной и очень сложной реставрации, начатой в 1999г. в Всероссийском художественном и научно-реставрационном центре имени И.Е. Грабаря.  Перед реставрацией эта рукописная книга была разброшюрована и полистно отреставрирована. После окончания выставки листы оцифруют, переплетут и возвратят в Государственный архив древних актов. После закрытия выставки все миниатюры Большой Государственной книги, содержащей  портреты российских (начиная с Рюрика) и зарубежных правителей и патриархов, с изображениями государственных гербов  и печатей, с полными титулами монархов, вернется в хранилище и снова станет доступной только для узкого круга специалистов.

А 1-го августа 2013 г. Марина провела для нас экскурсию по выставке «Фрески Дионисия» в копиях. Эта выставка интересна еще и тем, что многие из группы видели оригинальные фрески в Ферапонтовом монастыре летом 2003 года.

 

 

 

 

 

У входа в храм Спаса Нерукотворного Андроникова монастыря (слева направо, снизу вверх): Ира Крыжановская, Наташа Чайкина, Люся Терентьева, Галя Макарова, Таня Васильева, Наташа Гринюк, Нина Тарнавская, Лена Шувалова, Марина Юмашева, Лариса Холодова, Ира Бессмертная, Анатолий Иванович Козлов, Света Пашкова, Таня Максимова, Костя Мурашов, Люба Романенко, Женя Борикова, Надя и Миша Маркины, Леша Буянов, Дима Мурашов.(2006 г.)

 

 

 

 

 

 В разные годы всей группой мы побывали на экскурсиях не только в музее Рублева, но и в Третьяковской галерее, музее изобразительных искусств им. Пушкина, на персональных выставках нашего прихожанина Сергея Якунина и многих других.

Побывали мы и в Переяславле-Залесском, где жили несколько дней на даче у Марины Смолиной (1999 г.); в Ферапонтовом монастыре, Вологде и Вологодских монастырях (лето 2003 г, - год Дионисия); Пафнутий-Боровском  монастыре (лето 2004  г.) и др.

 

 

Поздней осенью 2004 и 2005 г. группа совершила две паломнические поездки по святым местам. Мы побывали на Святой Земле, В храме Гроба Господня, на Фаворе, Вифлееме, Назарете, Иерусалиме, прошли своими ногами по дорогам, по которым ходил Христос и которые описаны в Евангелии. Побывали на берегах трех морей – Средиземном, Галилейском, Мертвом. Проехали по пустыням – Негеф, Иудейской, и  еще во многих других местах.

 

В конце 90-х годах по инициативе настоятеля о.Александра проводились два раза в год (весной и осенью) выезды активных членов прихода на евангельские встречи-чтения, которые называем реколекциями.И группа активно ездила на реколекции.

 

 Летом 2003 г. после окончания кормления и начала нашего летнего отдыха Лиза Смирнова пригласила группу на дачу в районе Дорохова.

Следующим летом 2004 и 2005  года мы провели несколько дней в Пафнутий-Боровском монастыре, и еще неделю отдыхали, осматривали окрестности и жили на даче Светы Гашимовой в Залучном и селе Дуброво. Время провели не только весело, но и с пользой. Начиная с лета 2009 года, такие встречи стали регулярными. Мы встречаемся не только летом в дни памяти святых, просиявших на земле Радонежской, но и поздней осенью. К каждой такой встрече мы готовимся заранее, обсуждаем тему очередной встречи, договариваемся о том, кто и какие будет делать доклады и сообщения. Первая тема « Трапеза и наше служение», вот некоторые другие темы: «О прощении (2010 г.)»; «Где дух господень, там свобода» (2011 г.)»; «Во Христа крестились – во Христа облекитесь» (2012 г.); «Церковь как таинство»(2012 г.); «Святость» (март 2013 г.); «Литургия – Евхаристия» (июль 2013 г.).

 Каждый из нас прекрасно понимал и остро чувствовал насколько земля Радонежская древняя, а ее история богата славными именами русских святых и святынь, таких Свято-Троице-Сергиева Лавра, Покровский женский монастырь в Хотьково,  Гефсиманский-Черниговский Скит (1840г), Скит Параклит, Русская Вифания в 3,5 км от Сергиева Посада, с храмом Спасо-Вифанского монастыря и памятником  митрополиту Платону (Левшину), который основал здесь Спасо-Вифанский монастырь (1763 г.) и Вифанскую семинарию.

 

 

 Глава девятая. Воспоминания братьев и сестер группы кормления бездомных

 

Света Пашкова вспоминает о Жене Кабановой, Люсе Бачуриной и Боре Клепарском:

Кабанова Евгения Николаевна

Много молодых помощников влилось в нашу группу за последнее время. Радостно смотреть на молодые лица, чувствовать их энергию и желание внести свой вклад в необычное для них дело. А мне постоянно вспоминаются старые члены группы, ушедшие в мир иной.

Женечка учила меня, как убирать столы после еды. Кажется, это так просто: возьми тряпку и очисти стол. А оказывается: это три операции – химическая обработка, мойка и просушивание – и переставлять их нельзя. Женечка, объясняя,  была со мною строга и дружелюбна. У нее все получалось споро и красиво, хотелось подражать ей. Сегодня, когда я убираю столы, я невольно всегда вспоминаю нашу Женечку   и сама поучаю новеньких, хотя и не всем это нравится.

Люся Бочурина.

 Люсенька относилась к нашим посетителям с большим сочувствием. Ей хотелось их подкормить, утешить, лишний раз им улыбнуться. У Люси была очень добрая улыбка, а  в кармашке  ее  фартука всегда лежали подарочки для ее индивидуальных подопечных.

Борис Евгеньевич Клепарский.

Борис Евгеньевич был нашим всеобщим любимцем. Так, как он, никто другой не баловал сестер своим вниманием. Как говорят поляки , он «гжечный» пан, т.е. в высшей степени деликатный, вежливый, предупредительный джентельмен, кавалер старой школы. Будучи больным (слабое сердце), он никого не занимал своими недомоганиями, не пропускал ни одного дня служения, всех подбадривал и одаривал дорогими для пенсионера подношениями к нашему столу.

 

И Женечка, и Люсенька, и Боренька – все они остались в наших сердцах, они с нами присутствуют в Храме. У Бога все живы.

                                                      С.Пашкова.

 

О Борисе Клепарском:

                            Воспоминания братьев и сестер группы кормления

                            бездомных собрал К.Мурашов.

 

Наш Боря, Боречка, Боренька, отец Борис этими словами мы все называли нашего любимого брата, Бориса Евгеньевича Клепарского,  ушедшего от нас восьмого августа 2010 года, но в наших душах он останется навсегда с нами.

Боренька появился в группе в конце девяностых годов (в 1999 году), когда служение кормления бездомных и нуждающихся только складывалось. Тогда Господь дивным образом присылал людей, которые как яркие солнышки определяли облик нашей группы.

«Сестры, я вас люблю», - признавался он, встречая сестер. И его нельзя было не любить. Ему хотелось собирать воедино всех, кого он любил. Но не вокруг себя – он слишком скромен   для этого, - а в семью, общину вокруг Христа, храма и служения. В сплочении нашей группы его немалая заслуга.

Боря поддерживал все совместные начинания. Мы ходили в музеи, осматривали уголки старой Москвы, храмы, ездили в старые русские города.  С молодости Боря увлекался философией, был знаком с Алексеем Федоровичем Лосевым, и филологией, разбирался в вопросах языкознания, знал  работы академика Марра. В 1967 г. в журнале «Ученые записки Моск. гос. пед. ин-та», 1967, №264, Вопросы лексики  и грамматики рус. яз., с. 434-447.  Боря опубликовал свой труд «Полногласная и неполногласная лексика в «Русской Правде» - Как молодой, увлеченный филолог стал железнодорожником, осталось загадкой. Возможно, разгадка состоит в том, что его дед, дядя и отец были железнодорожниками.

В базе Мемориала нашлись сведения про Боречку, что ему десятикласснику в 1951 году дали 10 лет лагерей. В заключении погиб его дед- машинист, дядя – командир РККА-ОКДВ, расстрелян, другой дядя – инспектор при начальнике дороги, осужден на 10 лет ИТЛ.

А отца – начальника отдела в управлении ж/д, видно, освободили в бериевском потоке.  Некоторых освобождали, когда Берия сменил Ежова.

У многих  из нашего служения нарастала тревога оттого, что Боря безоглядно себя тратит. Хотелось его уберечь, хотелось как можно дольше продлить чудо Боренькиного пребывания среди нас.

Известие о его кончине оглушило тупой болью утраты. Надюшка Маркина выразила  это так: «Боря это не просто прихожанин, участник служения, - это особое пространство доброжелательности, тепла, заботы, любви. И мы были внутри этого пространства. Теперь его нет, и все ощутили осиротелость без Бори».

Как-то незаметно «отец Борис» многих усыновил и удочерил. Самые разные люди вспоминают, как он встречал, радостно приветствовал при входе в храм, признаются, что без него стало как – то пусто, очень его не хватает. На служении бездомные не раз просили позвать «отца Бориса», чтобы получить очки, евангелие или его доброе слово. Когда они узнавали, что Борис Евгеньевич скончался, очень сокрушались и даже горько плакали…

 

         Женя Васильев посвятил Боре это стихотворение:

 

Певчие славили, бас призывал,

Свечи трещали, воск плавился.

Он в тысячный раз литургию стоял

И Тайной Вечере кланялся.

         Среди своих сестер и братьев своих –

         Грели плечи ладонями руки –

         Шел он к Причастию, видя двоих:

         Себя в бледном свете и в ярком  Того,

         Кто  Своею любовью казнил врагов,

Им отдаваясь на муки,

Он не стремился у Чаши быть первым,

Последним? – не видел  причин,

Был он со всеми, со всеми, со всеми …

         И с Богом – один на один!

 

«Вот таким он вошел в мою жизнь, таким и останется», - добавил Женя. И для всех, кто знал Борю, он остается в памяти сердца  таким же живым, сопереживающим и любящим.

Священник Антоний Сибаров, откликнулся на известие о кончине Бори так «Отец Борис… В моей жизни было несколько старцев не священнического сана, но удивительные «батюшки» по духу. Возможно, это не реализованное их служение. Но как они реализовали его среди обычной жизни, - это примерище!».

                         (Приходская газета, ноябрь, 2010 г.)

 

 

Рассказывает  Александра Попова.

 

Господи! Помоги мне высказаться по поводу нашего волонтерства по кормлению бездомных.

 

 

В 2000-ом году мой сын навсегда ушел из дома, заявив свей жене, что он чувствует себя обузой для семьи. Лечащий врач-психиатор сказал, что он ушел «бомжевать». В том же году я пришла в Храм Космы и Дамиана, а примерно через 2 года я стала ходить на кормление бездомных. Конечно, главной причиной хождения было глубокое сострадание к этим людям и особенно к больным алкоголизмом, потому что у меня был пример – мой сын. Когда-то он был образцом ребенка, очень любящего свою мать. Он был самым  трудолюбивым  ребенком  и на поприще учебы и физической работы. И его трудолюбие не имело ничего общего с тщеславием и эгоизмом. Он мне говорил: «Мама я для тебя стараюсь, я боюсь тебя огорчить.» А позже в результате разных жизненных ситуаций  он сломался, стал употреблять таблетки и алкоголь. Врач  говорил, что первично у него психическое заболевание, а алкоголь – результат болезни И действительно, я знала людей, которые ежедневно пьянствовали, в т.ч. пили суррогат, и в то же время, работали руководителями до самой старости. К сожалению, я часто слышала от сестер, что эти люди бездельники. У меня первое время было ощущение, что многие люди приходят не ради кормления этих страдальцев, а для тусовки, для общения с сестрами и братьями, а некоторые, в том числе и я, плюс ко всему жаждали что-нибудь урвать из одежды или еще чего-нибудь. Я видела неравноправие, переживала, нервничала и на какое-то время оставила кормление. А в последний раз  вернулась и все увидела другими глазами. То ли я изменилась, то ли люди: многие из прежних людей  уже не ходили на кормление, а других я увидела новыми глазами. И, тем не менее, все равно   мне кажется, мы недостаточно чутки к этим людям. Нет, конечно, строгость необходима, к ней нужно понимание этих людей. Мне сын говорил, когда был уже болен «мне не жалость нужна, а любовь». Но любовь это для сына, а здесь хотя бы понимание того, что эти люди возможно, когда - то  были примерными мальчиками, юношами, мужчинами, А в жизни что-то произошло. Я читала, что 60% населения мира имеет предрасположенность к шизофрении, но жизненные ситуации ломают часть людей. Митрополит Антоний Сурожский сказал, что психически больные люди – эти хрупкие люди, которые не выдержали зла мира сего. А ещё лучше раскрывает причины этой болезни Жан Ванье. И было бы здорово, если бы на Евангельской группе часть времени посвящали выдержкам из его последнее книги «Каждый человек - священная история». Я не говорю, что с ними внешне нужно быть лояльнее. Просто не надо в спину  их критиковать, просто потому что на духовном  уровне происходит убийство. У нас принято сочувствовать только тем людям, которые не по их  вине остались без жилья или без куска хлеба. Но все гораздо сложнее.

                                      Александра Попова,  сентябрь  2012 г.

 

Вспоминает Надя Маркина

Надежда рассказала историю о подопечном по имени Коля. Наверное, многие помнят пожилого тихого, мирного человека. Когда он появился впервые по внешнему виду он мало отличался от всех остальных: лохматый, грязный , рваный, вшивый и голодный. Но постепенно «оклемался». Сестры накормили, напоили вкусным чаем, предложили Евангелие ( Боря дал). Стал Коля приходить пораньше в храм. Тихо-мирно сидел на скамейке в уголочке, читал Евангелие или дремал.

И вот однажды, Надежда попала в сложную ситуацию. «Мысленно» перед глазами промелькнул вся жизнь. Боль, обида, досада, слезы и  всякое другое

 И вдруг совершенно неожиданно в голове возник образ Коли, голодного, оборванного и все встало на свои места, прояснилось. Именно ради Коли она пришла в храм на служение и всякие нестроения, досада, обиды и прочее ушли куда-то и больше не возникали.

 

Роман Изотов.

 

...Годы пронеслись незаметно. Это было исполнением словл Спасителя как о жизни в преизбытке, о том, что верующий обретает новую семью и больше чем семью, ибо здесь - знаменатель духовный - Божий ориентир и наполнитель. Столько душевного тепла, стремления понять и помочь другому в обычных семьях я не встречал. Ну и наполненный, насыщенный Божьим Духом  уже мог что-то отдавать и приходящим бездомным. И в этом был, кажется, по-настоящему счастлив. Сейчас моя жизнь гораздо эгоистичнее и холоднее. Но светлая память об этом периоде, очень надеюсь, останется со мной.

 

Михаил Лукьянов.

В одно время я остался без работы и сильно скучал по какому-то делу. Однажды пошел в храм на службу, но оказалось, что я опоздал, и хотел было уйти, но выходящий из храма о. Александр Борисов предложил помочь покормить бездомных. Для меня это было очень неожиданно и приятно тем, что я кому-то оказался нужен в этот период своей жизни. Я начал участвовать в служении. Конечно, поначалу мне казалось, что эти люди меня могут чем-то заразить. Потом я осознал, что во многом это было мое воображение. Служить было интересно, а главное от этого была большая польза. Я увидел разных людей в среде бездомных. От простых бродяг до инженеров, которые оказали в трудной ситуации. Было грустно узнавать, что государству по большому счету их истории неинтересны, а люди не нужны. Один из бездомных, как я узнал, выйдя из детдома должен был получить квартиру, но она ему так и не досталась…Конечно, были и такие кто не хотел жить дома принципиально. Мне нравилось не только служение, а ещё уборка. Уборка храма, где присутствует Бог. Нравились люди, которые служили в группе кормления, их доброжелательность и в тоже время строгость без злобы, а с большой любовью к ближнему. Яркий примером этого был, конечно, Константин, - руководитель служения. Еще были студенты, пожилые женщины. Все-все помогали, бегали, раздавая еду. Я удивляюсь, откуда только брались силы?

У меня изменилось отношение к бездомным. Вместо холодного чувства, появилось сочувствие. Кто-то из них совершил ошибку, а кого-то просто выгнали из дома, обманули работодатели. Это были работяги, хорошие специалисты. Я видел их своими глазами, слушал и сопереживал. Это служение мне помогало не впадать в меланхолию и с поиском работы. Я на инвалидности и тоже не был нужен работодателям. А в этом служении царила атмосфера любви, нужности друг другу. Люди таяли. Я радовался тихой радостью, что некоторые из бездомных шли в дома трудолюбия «Ной». Они видели свой шанс, это было важно.

Домой я возвращался с чувством удовлетворения. Я отдал себя людям. Неумело, но отдал. Это было счастье. Счастье быть с Богом и людьми. Спасибо всем кто принял меня в служение!

 

 

Рассказывает Таня Максимова.

Мои воспоминания о начале моего служения в группе милосердия − кормления бездомных и нуждающихся, в храме Космы и Дамиана в Шубине. Ира Крыжановская, прихожанка нашего храма, махнув рукой в сторону двери, за которую нельзя было ступать постороннему, сказала: «Иди, помогай кормить бездомных. О.Александр просил помочь этой группе.» Узнав, в какой день и в какое время это происходит, что для этого нужно и к кому обратиться, я, прихватив с собой фартук − пришла. Сначала я протирала столы после смены, но в один прекрасный день брат Константин вырвал у меня тряпку и запретил это делать, чтобы я не испачкала одежду хлоркой. Кормили в то время три раз в неделю: понедельник, среду и пятницу. Потом я мыла тарелки  после обеда вместе с Ирой Бессмертной в большом тазу с двумя ручками в помещении, где сейчас туалет. Рядом с нами мыла одноразовые стаканы Лиза Смирнова в таком же тазу, поднимать который было очень тяжело, а одному просто невозможно, в коридоре  тоже в тазу мыла ложки Марина Юмашева. Одна из наших сестер, Лидия Трифоновна, предложила перед мытьем тарелок чистить их от остатков пищи, это ускорило и облегчило мытье тарелок, а остатки еды забирал для собак Василий, один из тех, кто приходил обедать.

Тогда приходили старенькие женщины, некоторые из них брали еду с собой домой. Одна из женщин по имени Нина объяснила, что берет еду для своего брата, чтобы он ее не бил и не выгонял из дома. Иногда приходили женщины с детьми.

Продолжаю это служение до сих пор, с весны 1999года до 30-го марта 2013г.

 Многое изменилось с тех пор: другие подсобные помещения (стали более удобные), другое меню, другой контингент и сил уже меньше. Но приходя на это служение, ощущаю поддержку: 1. Божью помощь; 2. Слова благодарности от наших подопечных. 

Служение в группе кормления – это школа христианской жизни. Аминь.

 

 

 

 

 

 

Вспоминает Лида Ульянова.

 

О группе кормления

Вот некоторые из запомнившихся эпизодов.

Осень. Моя первая осень в этой группе. Это, скорее всего, 2004 год. Я получила благословение у о. Георгия Чистякова, к которому ходила на исповедь с начала его служения. Мы были знакомы с 1992 года, тогда еще алтарь располагался на 2-ом этаже. Там мы раз в неделю собирались на кружке вышивки икон под руководством опытного искусствоведа матушки Нины Волгиной, теперь уже удостоенной звания  народной художницы по лицевому шитью. Мой духовник, муж Нины Александровны - протоиерей  Анатолий Волгин благословил нас, его чад, ходить в храм Космы и Дамиана на литургию. Сам он служил довольно далеко от Москвы в Тверской епархии. В это время я освободилась от работы в школе (частная маленькая гимназия в районе старого Арбата.) Я узнала, что в храме давно существует группа кормления бездомных людей. Было страшновато, да и сил оставалось не так много. Подошла к о. Георгию, как мне быть с этой идеей, он тут же сказал: «Подойдите к Косте М. после литургии». Жду, жду. Довольно долго. Наконец из восточных врат алтаря появился сияющий молодой человек. После разговора с ним я пришла на служение, так началось мое знакомство с другими братьями и, главное, с сестрами. Сестер было больше, как и теперь. Сердцем всей группы по охвату всех дел, по удивительному терпению и отзывчивости была и есть Танечка Васильева. Она всегда готова каждого накормить, утешить и помочь. Порой мы, так называемые, волонтеры, сами нуждаемся в утешении и совете. И прежде, чем что-то отдать другим людям, нужно восстановиться самому. Верно ведь? Не раздражаться на грубость, нетерпимость наших братьев, которые намыкавшись, нахлебавшись всего в своей сложной жизни, несли свои проблемы сюда в храм. Так началась моя школа жизни, немного иная, чем была раньше. Мы вместе учились любить друг друга. Просто любить. Любого. Некрасивого. С синяками. С запахами. Вот здесь и шла основная трудная работа. Психологическая. Не просто накормить, одеть, дать лекарства. Но дать силы поверить в себя. Принять каждого. И чтобы закончить, скажу, что мне кажется что-то начало получаться и у группы в целом. За последние восемь лет колоссальные перемены.

 

Первая история.

С раннего утра начинается подготовка к кормлению. Начинается с того, что утром, около 9 часов утра в дни кормления  приезжает машина и привозит хлеб. Хлеб принимают и разгружают Костя Мурашев и Боря Клепарский или Олег Попович или кто-то другой. Потом за дело брался Боречка, всеми любимый наш брат. Увы, ныне покойный. К нему присоединялись те участники служения, кто был в это время в храме. Боря старательно нарезал буханки хлеба, две буханки одновременно, при этом шутил, поддерживал нас всячески – и добрым словом и часто подкармливал вкусной селедочкой, за  которой ездил  только ему одному известное место специально для нас, а дома, разделывал её. Боря проделывал все это только потому, что его селедка нравилась, и все с благодарностью съедали её. Вот так и готовились. Кто-то резал хлеб, другие заваривали бульон, и заправлял суп, делали салаты, резали зелень, которую чаще всего привозила с рынка из Железнодорожного Люба Романенко, чистили и отваривали сосиски, готовили картофельное пюре и т.д. И потом заваривали чай

Замечательный чай готовил Георгий Георгиевич Мурашев (отец Кости и Димы), с использованием душистых трав из экологически чистых мест Подмосковья. Тут и мята, и мелисса, и зверобой, и душица, и листья смородины.

Потом начинаются другие дела. Среди пришедших пообедать много больных. Кому-то из них мы можем помочь, поэтому раздаем перед началом обеда лекарства от простуды, головной боли и др. некоторых заболеваний. Обращались за помощью люди с обморожениями, потертостями на ногах, инфицированными ранами. Костя делал перевязки и все возможное, что было в его силах. В 2011 году он закончил Свято-Димитриевское училище сестер милосердия и получил диплом медбрата.

Нормальных условий для оказания медицинской помощи не было. Когда было нужно, вызывали скорую помощь и отправляли в больницу.

Как-то случилось мне зайти на место прежней работы, по профессии я микробиолог. Сотрудники во главе с В.В. Фуриным стали расспрашивать, и я рассказала о кормлении бездомных, о многочисленных и разнообразных проблемах, возникающих в процессе работы. Тут же посыпались вопросы и предложения  помощи. Предложили, а вскоре и купили лампу для дезинфекции помещения. Но она оказалась слабоватой для дезинфекции большого помещения храма. Все равно, большое спасибо всем тем людям, которые откликнулись на наши нужды!

Помню еще один случай. После литургии было все готово к началу обеда, в храм зашел иностранец, кажется американец. Он очень удивился, увидев накрытые к обеду столы. А узнав в чем дело, ушел, бросив на ходу, что скоро вернется. Через час, наверное, вернулся весь увешанный пакетами, и вручил нам свои дары. Там были 3-4 головки дорогого твердого сыра, - ну и намучились мы, нарезая сыр! А также несколько упаковок мясных нарезок, грудинки и разных копченостей. Славный обед получился у всех нас.

 

 

 Еще один эпизод из нашей жизни 

Этой весной в храме в группу кормления приходила женщина из Франции Изабель,  подруга прихожанки волонтера - Марины Филиппенко. Эта милая, очаровательная, мама пятерых детей наша сестричка старательно разносила тарелки с едой и каждому улыбалась. Однажды к ней обратился один из кормившихся мужчин на русском языке. Изабель стояла молча, ничего не понимая, не отвечая. Кто из служащих объяснил, что Изабель не  говорит по- русски. Реакция была потрясающая, он вскрикнул, заохал, засмеялся – «Так я же говорю по - французски»   Он поздоровался и сделал ей комплимент.

Все были счастливы, особенно Изабель, услышав свой родной язык в такой обстановке. Расставаясь с нами перед возвращением на родину, Изабель говорила нам необыкновенные слова любви, плакала  и говорила, что будет скучать по России. Она боялась ехать сюда с семьей, опасаясь за детей. И главное, незабываемые ее слова -  «Вы помогли мне полюбить Россию, вы изменили мое негативное восприятие вашей страны. Приезжайте к нам во Францию, гостевая комната всегда будет вас ждать в моем доме».  И  ее последняя замечательная фраза о том, что у Бога мы все любимы одинаково – и те кто кормит и те кого мы кормим.

Лида Ульянова     (ноябрь, 2012г.)

 

 

 

 

 

 

 

Сестра Татьяна Судакова

 

Впечатления от поездки на реколлекцию в «Семхоз» летом 2012 г.

 

О Радости.

Человек имеет право радоваться в сердце по-разному. Радость может иметь своим источником и началом жесткую и грубую пищу повседневности, но такая есть не всякая радость.

Мне важно поведать о такой Радости, в которой запечатлелся лик художника и Творца этой разновидности радости. У нее есть отличительная черта – она рождается всегда вопреки скорби. Причем скорбящий человек в этом случае терпит ради Правды и вопреки всему! Такая Радость подобна глотку ключевой воды во время военного похода на привале у источника. Она дает силы из ниоткуда. Таким был один из моих выездов в Семхоз на реколекцию. Конечно, каждый из трех выездов нес в себе стихию Радости, но чем дольше сюда ездишь, тем экстримальнее становится борьба скорби и Радости, которая неизменно поражает неправду скорби и коронует саму красавицу – Божью Правду. Я знаю, что моя игра в Радость и моя схватка с лукавством зла будут увенчаны     победой!

 

 

Вспоминает Ира Феоктистова.

 

Кормление «кормильцев»

 

Об организации кормежки в нашем храме я узнала от Евгении Бориковой, с которой я знакома и дружу с 1992 года. Но принять непосредственное участие не могла, так как работала ежедневно с 9 до 18 часов, и уйти не было никакой возможности. Но всей душой приветствовала        доброе и важное дело. Когда я работала в РЭП-17 (обычный ЖЭК), то совмещала работу бухгалтера и уборщицы и имела доступ к соде и хлорке. И конечно, часть сэкономленной мною хлорки я приносила в группу, где эти вещества были нужны. Я оглашалась у о. Георгия Кочеткова в 1995г. Была членом общины в Благовещенском братстве, но все время говорила: «Когда уйду с работы, пойду к Косте на кормежку». Как известно, в каждой шутке есть доля шутки, а все остальное правда. Так и у меня получилось. В ноябре 2009 года  я закончила свою трудовую деятельность, проработав на пенсии 6 лет. И уже смогла по средам и пятницам приходить в группу.

Однажды в самом начале моей новой трудовой деятельности, будучи неповоротливой, «ливанула» супом на одежду нашей подопечной. Жутко я расстроилась из-за этого конфуза и сказала, что лучше я буду кормить «кормильцев». Так и получилось. Ведь работы хватало всем. Трудилась на заваривании чая, а это не менее 20 чайников или 30 – 50 литров горячего чая. Резала фрикадельки, котлетки, колбасу и «морских гадов» для супа. Но мне кажется, что моя помощь Анечке Васинской и Нине Тарнавской у меня получается лучше остальных дел. Потому, что я очень уважаю наших тружеников – и сестер и братьев. Всем работы хватает! И с какой отдачей они ее выполняют!

У меня такое чувство, что многие из приходящих поесть могли бы постараться найти работу или домой уехать, если работу не нашли. А еще, работая в ЕИРЦ, я узнала много случаев, когда мужчины из-за пьянства или по глупости теряли свое жилье и становились бездомными. А потому мне гораздо симпатичнее труженики, чем «халявщики». Я в меру своих сил и здоровья  буду помогать нашей работе, хотя каюсь, «контингент наш не люблю, но многим сочувствую.

Летом 2012 года, точнее 4 июля, глубокой ночью пришла мысль создать гимн нашей группы. В руки попала книга туристских и бардовских песен. За основу я взяла студенческий гимн «Глобус», а строчки «Чтобы мир наш добротой наполнить, о страданьях ближних надо помнить» придумала Лена Федорова. Творить гимн можно и дальше. Людей талантливых у нас очень много. А так хочется, чтобы у всех людей была работа, жилье, семья и не было бы бездомных. Но мы и тогда бы собирались и делали какое-нибудь доброе дело.

Очень хорошо, что наша группа такая большая. Я не всех знаю по имени, но причастность к такому важному и доброму делу, к таким самозабвенным труженикам радует. Ведь понимаешь, что дух группы такой, что помогают здесь не только бездомным, но и друг другу.

 

 

 

И вот тот самый гимн:                                                 

 

  Я не знаю, где встретиться нам придется с тобой.           

  Глобус крутится, вертится, словно шар голубой,

  И мелькают города и страны, параллели и меридианы,

  Но таких еще пунктиров нету, по которым нам бродить по свету.

         Знаю, есть церковь добрая в самом центре Москвы.

           Все мы здесь познакомились

           И служить здесь должны.                                         

           В «Милосердии» все люди смело,

           Дружно делают любое дело.

           А вещички, что мы раздавали

            Люди с радостью надевали.

                   Кто бывал на кормлении, тот поет этот гимн,

                   И его по традиции называют своим,

                   Потому что мы народ кормящий, потому нам нельзя иначе,

                   Чтобы мир наш добротой наполнить,

                   О страданьях ближних надо помнить.

         Знаю, знаю, где встретиться нам придется с тобой.

         Лета кончатся месяцы, мы вернемся домой,

         И тогда в прекрасном храме нашем,

         Мы расскажем обо всем ребятам: о Семхозе, где мы побывали,

         О друзьях, которых мы встречали.

Молодежь свою вырастили в нашей дружной семье.

С милосердием скажем им, как ходить по земле.

Чтобы шли они потом по свету, чтобы гимн не забывал этот,

Чтоб кормление у нас процветало

И желание служить не угасало.

                                               Сестра Ира Феоктистова, Семхоз, июль, 2013 г.

 

Рассказ Оли Требушной.

  В первые годы кормления наши бездомные друзья были очень плохо одеты. Им всем все было нужно: обувь,  рубашки, свитера, шапки и много, много всякого другого самого необходимого, а вещи мы приносили из дома и вещей  было не так много, как хотелось бы, вещей чаще всего не хватало для        всех.  И вот меня всегда удивляло, как они при такой нужде уступали тому, кому было больше необходимо. Кто приходил впервые на кормление, нарушали наши правила – не вставать с места, не подходить к месту раздачи одежды и просить одежду, вставая с места, но  как быстро  они принимали эти правила и ждали, ждали – повезет или нет, и уходили с надеждой, что повезет в следующий раз в пятницу. Время меняло их, они чувствовали, что их здесь любят, уважают, стараются им помочь. Удивительно, что они тоже хотели нас порадовать. Приносили цветы, иногда сладости, грибы, зелень, травы для заваривания чая.

  Несмотря на тяжелое   положение наших подопечных, многие сохраняют чувство юмора. Вот недавно говорю Василию: «Не замерзли?», а он отвечает: «Если бы замерз, то сюда не пришел бы» и улыбается доброй, светлой улыбкой. Они здороваются, даже вне храма, замечают наше долгое отсутствие. Спрашивают: «Как дела? Как здоровье?» Все больше и больше устанавливаются простые добрые и дружеские отношения между нами, а это помогает им и нам ЖИТЬ.

                                                        Оля Требушная    (февраль 2013г.)

 Леша Лошин.  

В кормлении я оказался благодаря о. Александру, который меня сюда направил  (когда я спросил его, - чем можно помочь в храме?). А уже там меня ласково встретили Таня и Костя, и как-то очень деликатно подвели к нужной работе. К сожалению, времени участвовать в служении у меня было чрезвычайно мало. Учитывая ту осмысленность жизни, которую ей придает служение другому человеку, мне было трудно смиряться с невозможностью приходить чаще. Поэтому в среду и в пятницу в час дня, как условный рефлекс, ты мысленно телепортировался в северный придел на совместную молитву перед трудной работой.

Бездомных было очень много, был страх этой непредсказуемый толпы, страх подцепить какую-то заразу. Но вот кормление начиналось. Время летело быстро, когда все заканчивалось, нужно было убирать храм. Ощущение физической, психологической усталости, напряжение всех сил души и непонимания, - как могут это выдерживать кормящие бабушки, Таня, Костя? Опыта личных отношений с бездомными, к сожалению, у меня не было. Но я благодарен, что поучаствовал хоть самую малость в этом служении. Увидел своими глазами людей, которые служат бескорыстно, со всем усердием, самоотверженно ближнему, как заповедал Христос. Кроме того, это сильная терапия от уныния и отчаяния.

 

  

 

 

Инна Колосницына

Зимним вечером в конце января  98 г. у меня дома раздался телефонный звонок. Звонила Таня Васильева. Она предложила принять участие в церковном служении – в кормлении бездомных и нуждающихся.  Многие из нас хорошо помнят это тяжелое время, хотя некоторые уже забыли, а другие и не могут помнить  по малолетству. Таня сказала, что нужно придти в храм в ближайший понедельник, прихватив  с собой фартук. И я пришла. После небольшого инструктажа работа началась. Мне и в страшном сне не могло, привидится, что это была за работа! Но в то же время, думаю, что многие сталкивались с тем, что когда твоя работа нужна и приносит заметную пользу людям, ты не чувствуешь утомление и не замечаешь время, а просто делаешь дело и все. Когда кормежка закончилась, всех пришедших накормили и напоили, ко мне подошла Таня и спросила, не устала ли я? Немного подумав, я сказала, что устала, но не столько от работы, сколько от внешнего вида и какой то  отрешенности от мира, безысходности, потерянности и обреченности этих людей. Очень тяжело было смотреть на таких людей рядом с собой и другими, такими же, как я.

В эти времена приходящих обедать было не слишком много, не более сотни человек. Но и этого было достаточно, особенно если учесть, что средний возраст сестер составлял где-то 55-60 лет, а братьев практически не было и устраивать столы, сиденья, мыть в тазах посуду, мыть вручную полы и все остальное, было совсем нелегко. В группе в эти времена работала Маша Николаева, а жила она в Химках и три раза в неделю она приезжала из Химок в храм, практически на целый день! Настоящая подвижница!

В первые месяцы нашего служения все желающие поесть собирались к 2-м часам около храма. Когда столы были накрыты, дверь открывали и толпа «вваливалась» в храм, стараясь занять место, и напряженно ждали начала обеда. А для нас это был настоящий старт.

Никакого «фейс контроля», контроля на алкоголь, никаких вопросов мы не задавали. Просто кормили и все. Но исключительный случай все-таки произошел. Кто-то из сестер спросил у 3-х молодых людей, чисто одетых, почему они пришли сюда. Они рассказали, что приехали из Михнева (Московск. Обл.), чтобы найти работу. Отслужив в армии и вернувшись, домой, не могли найти работу дома. Эти мальчики приходили еще пару недель, потом исчезли.

Помню, в самом конце 90-х годов в храм постоянно приходил мужчина средних лет, хотя он был болен, но всегда приветлив и улыбчив. Перед кормлением он часто заходил в Елисеевский магазин( его видели там наши сестры) и продавщицы кондитерского отдела угощали его горстью карамели, а он приносил эти карамельки в храм и  раздавал сестрам с улыбкой. К сожалению, забыла его имя, а он уже давно не приходит обедать.

  А однажды женщина принесла огромную тыкву, и как только она ее доволокла, такую огромную?!  Мы разрезали тыкву и недели две-три я варила молочную пшенную кашу с маслом и тыквой  и приносила для нее на кормление .

  С тех пор прошло много лет, многое изменилось вокруг. Но изменились ли мы сами?! Мне почему-то трудно ответить на этот вопрос. Иногда кажется, конечно, изменились! Стали добрее, внимательнее к окружающим и друг другу, отзывчивее и пр.  Очень хотелось бы так думать.  Но временами кажется, что нет, не изменились или очень мало изменились. Хотя для меня и уверена для всех нас это служение и жизнь рядом с обездоленными людьми не прошла напрасно или мимо. Это служение  оставило глубокий след в душах каждого из нас. Все эти годы рядом с нами был Господь!             

 

диак. Александр Константинов 

С благодарностью буду вспоминать те годы когда я помогал на кормлении, они мне многое  что дали, даже со Светой, моей женой, я познакомился именно в группе милосердия, и помню всегда когда я приходил на кормление разбитый, уходил оттуда обновлённым, с новыми силами, я благодарен всем с кем мне пришлось общаться на кормлении, и жаль что в нашем храме на данный момент служение прекращено.

 

 

Обращение Марины Филипенко к участникам группы кормления.

«Как-то Изабель принесла нам немного денег от одной ассоциации с сопроводительной бумагой, мы составили ответ, я попросила Изабель проверить в нем французский, и вот что она написала (пер. с франц.)»:
"Дорогая Марина, я думаю, что на самом деле ассоциация не ожидает никакого письма, потому что это искренний, но очень скромный дар для вашего прихода... Ваше ответное письмо замечательное и очень доброжелательное, но не нужно никого благодарить, потому что в основе этого обмена - наш Господь, и через вас мы получили послание Христа, пример работы вашей группы бесконечно больше и славнее нашего маленького сбора денег..Это вам нужно адресовать хвалу – точнее, нашему Господу: Он являет нам пример вашей группы, такой бесконечно простой и искренний. Марина, Вам наверное даже трудно представить, до какой степени ваше свидетельство поучительно для нас, "бедных" духом и слишком "богатых" мелкими материальными соображениями...Клэр, а за ней и Барбара захотели предложить вам эти деньги, потому что кормление в храме Космы и Дамиана – это живое свидетельство присутствия среди нас Христа, свидетельство надежды, которая должна жить в нас! Кому тут говорить спасибо: во время вашего кормления нет ни получающих, ни дающих - только мужчины и женщины, которые делятся с другими во имя любви».

 

Ваша Изабель

Вот!

Ваша Марина

 

В самом конце повествования, хочется привести маленькое письмо, которое пришло в храм от одного из людей, которые обедали у нас: «Благодарю за обед и лекарства и теплое помещение. Вот в других церквях кормят на улице.»

 

 Добрым служителям храма Космы и Дамиана.

 Столешников пер.,2

 

 

И еще несколько слов о спонсорах нашего служения.

 

Начиная с самого первого дня кормления и кончая самым последним днем, кормление осуществлялось ТОЛЬКО НА ДЕНЬГИ жертвователей или частных лиц, или небольших организаций или фондов. А также за счет никем не оплачиваемой работы добровольцев. Практически ни один из жертвователей не хотели публичности и огласки своего имени.

  Во время служения, особенно в начале 2000-х годов, мы часто слышали вопросы, о том, откуда берутся обеды, и кто всю ту еду, которая стоит на столах, оплачивает?  Мы отвечали. А в конце обеда все присутствующие – и обедающие, и разносящие обеды, благодарили БОГА и жертвователей.

 

29 марта 2013г. состоялось последнее кормление нуждающихся в нашем храме, т.к. по распоряжению правительства г. Москвы и мэра г. Собянина было запрещено кормить нуждающихся. С таким положением дел очень трудно смириться. Непрерывно все задавали вопросы: почему? Зачем? Кому мы мешали? Вопросы есть, а ответов, главное, ответчиков нет!!!

Формальный ответ состоял в том, что собрание нуждающихся людей мешает местным жителям окрестных домов. Очень хотелось бы пригласить этих людей в храм во время обеда и выслушать их претензии, высказанные тем людям, к которым они обращены напрямую. Мы бы нашли общий язык!

 

29 марта 2013 г. в храме отслужили панихиду накануне родительской субботы. Настроение у всех было подавленное, грустное. Никто не хотел смириться с такой ситуацией. Привычка помогать нуждающимся людям превратилась в жизненную необходимость, без которой просто трудно жить.

Хочется помочь всем, хотя бы многим! Но реализовать это незамысловатое желание в одиночку трудно, порой невозможно, особенно пожилому человеку. Но если есть единомышленники и помощь Божья - все возможно!

 

29 марта 2013г. состоялось последнее кормление нуждающихся в нашем храме, в храме отслужили панихиду накануне родительской субботы. Настроение у всех было подавленное, грустное. Никто не хотел смириться с такой ситуацией. Привычка помогать нуждающимся людям превратилась в жизненную необходимость, без которой просто трудно жить.

Хочется помочь всем, хотя бы многим! Но реализовать это незамысловатое желание в одиночку трудно, порой невозможно, особенно пожилому человеку. Но если есть единомышленники, это возможно осуществить!

 

 

Фотографии делали

Миша и Надя Маркины, Костя и Дима Мурашовы, А.И.Козлов, Александр Кремлев, о. Антоний Сибаров, Лена Илюшина, Наташа Чайкина, Ива Зимова, Наташа Барсукова, Леша Лошин, Саша Константинов.

 

На фото все веселые. Несмотря на внешние и внутренние трудности, на кормлении всегда царила атмосфера бодрости, радости , взаимовыручки.

Фото об этом свидетельствуют.

 

Жизнеописание группы по благословению о. Александра (Борисова) составили: Таня Васильева, Нора Мазо, Костя Мурашов, Инна Колосницына, Марина Филиппенко, помогал д. Александр Константинов.

 

Декабрь 2013 года, храм Космы и Дамиана в Шубине.

 

 

 

 

Карта сайта


Летопись

Расписание

Грядущее

Крещение

Исповедь

Катехизация

Расписание катехизации

Что такое катехизация

Видеозаписи лекций

Литература

Наши поездки (архив)

Жизнь прихода

Объявления

Паломничество

Милосердие

Творчество

Помощь заключенным

Воскресная школа

Подростковый клуб

Семейный клуб

Психологическая помощь

Самопомощь

Взаимопомощь

Встречи Тэзе

РДКБ

Дом трудолюбия Ной

Наш храм

История храма

Косма и Дамиан

Служители

Святитель Филарет

о. Петр Ильин

Иконостас

Старые фото

После разорения

Начало возрождения

Храм в наши дни

Инстаграм

Фейсбук

М.Д.Скобелев

Фонд А.Меня

Читать и слушать

Проповеди

Книжная полка

Молитвослов

Акафист благодарственный

Приходская периодика

Паломничество в 1937 г

Святые отцы

Свидетельства

Исторические уроки

Форум

Контакты

Старый сайт